На пик евгении корженевской




НазваниеНа пик евгении корженевской
страница18/27
Дата публикации22.02.2013
Размер4.69 Mb.
ТипДокументы
www.uchebilka.ru > Право > Документы
1   ...   14   15   16   17   18   19   20   21   ...   27

^ А.Д. СУСЛОВ

НА ВЫСОЧАЙШИХ ВЕРШИНАХ МИРА


В двух последних выпусках нашего «Еже­годника» достаточно подробно освеще­ны восхождения на высочайшую вер­шину земли Джомолунгму (Эверест) и на едва ли не самую известную верши­ну Гималаев Нанга-Парбат. Кроме покорения этих двух восьмитысячников, в 1953 г. альпинистами ряда стран было предпринято много попыток подняться на высочайшие вершины земного шара. Независимо от их результатов они представляют для нас известный интерес, в первую оче­редь потому, что их целью были преимущественно до сих пор не покоренные и пользующиеся широкой известностью среди альпинистов вершины Гималаев и Каракорума.

Наше внимание, естественно, прежде всего привлекают попытки штурма восьмитысячников. В 1953 г., помимо восхождений на Джомолунгму и Нанга-Парбат, их было четыре: американская экспедиция на Чогори (К-2, 8611 м), японские экспедиции на Манаслу (8 128 м) и на Аннапурну II (7937 м) и швейцарская экспедиция на Дхаулагири (8172 м). Ни одна из них, однако, не увенчалась успе­хом, а попытка американцев покорить вторую по высоте вершину мира не только оказалась безрезультатной, но и закончилась гибелью одного из участников.

Экспедиция 1953 г. на Чогори фактически явилась пер­вой крупной послевоенной американской экспедицией в Гималаи. В ее состав входили семь наиболее квалифициро­ванных альпинистов США, в том числе руководитель экспе­диции Чарльз Хаустон и Роберт Бейтс, участники экспе­диций на Чогори 1938 г. Кроме американцев, в экспедиции принимали участие капитан английских военно-воздуш­ных сил Стретер и полковник пакистанской армии Ата Улла.

Экспедиция прибыла в Карачи 26 мая. Потратив более двух недель на трудный караванный путь от паки­станского города Скардо, она достигла ледника Балторо. На одном из его верхних притоков, леднике Годуин Остен, в верховьях которого высится Чогори, был разбит базовый лагерь (5000 м). После акклиматизации и тренировочных восхождений началась разбивка промежуточных лагерей. Местным горцам из племени хунза предстояло забросить в верхние лагери свыше полутора тонн снаряжения и про­дуктов через тридцатиметровые ступени ледопада ледника Годуин Остен и крутые скалы «ребра Абруццкого». Погода была благоприятной, и дело шло довольно успешно. В на­чале августа на высоте около 7800 м удалось разбить ла­герь 8. На 300 м выше предполагалось установить штур­мовой лагерь, из которого двое альпинистов должны были выйти на вершину.

Группа находилась в лагере 8, когда началась непогода, снегопад, ураганный ветер. Несколько дней альпини­сты отсиживались в палатках. Один из участников, 27-лет­ний геолог Артур Гилки, серьезно заболел. 10 августа было решено спускаться. Гилки пришлось нести. При спу­ске по крутому кулуару на высоте около 7600 м связка из четырех человек сорвалась, пролетев по склону 30-50 м, запуталась в веревках, страхующих Гилки. Веревки выдер­жали, но сорвавшиеся получили тяжелые ушибы, и лишь двое сохранили работоспособность. Поэтому Гилки при­шлось оставить в кулуаре, пока натягивались веревки к лагерю 7. Вернувшись за своим товарищем, альпинисты с ужасом увидели, что по кулуару сошла лавина, унес­шая Гилки.

После аварии движение группы замедлилось. Участ­ники экспедиции — геолог Ди Моленар и физик Джордж Белл — получили тяжелые обморожения. Руководители экспедиции отказались от дальнейших попыток штурма.

С ранней весны и до глубокой осени 1953 г. в Централь­ном Непале находились две японские экспедиции. Одна из них пыталась овладеть восьмой по высоте вершиной Манаслу (другие ее название — Кутанг, пик XXX, 8126 м), другая — взойти на одну из вершин хребта Аннапурна Химал — Аннапурна II (7937 м). Примечательно, что япон­ские альпинисты, которые вообще редко до сих пор про­водили альпинистские мероприятия за пределами своих родных островов, проявили такой интерес к гималайским восьмитысячникам; до войны они только однажды поя­влялись здесь, в 1936 г., когда группа японских студен­тов совершила восхождение на Нанда-Кот (6872 м) в Кумаонских Гималаях.



Вторая по высоте вершина мира Чогори (К-2)
Через 16 лет, в 1952 г. в районе Манаслу появилась новая японская экспедиция. Ей удалось провести разведку подступов к Манаслу и наметить путь к вершине; попытку штурма было решено произвести на следующий год.



Центральный Непал

Весной 1953 г. очередная японская экспедиция на Ма­наслу, состоящая из 13 альпинистов во главе с 52-летним промышленником Мита вступила в пределы Гималаев. Своей основной базой она избрала небольшое селение Сама, расположенное на высоте около 3 000 м, в 170 милях на северо-запад от столицы Непала Катманду. В начале мая члены экспедиции, закончив двухнедельную программу тренировочно-акклиматизационных восхождений в районе Сама, начали подготовку к штурму. Для разбивки проме­жуточных лагерей и работы на маршруте было отобрано 15 шерпов. Сначала движение шло более быстрыми темпами, чем предполагалось первоначально; за 10-12 дней было разбито четыре лагеря, до 20 мая предполагалось устано­вить лагерь 5 (5900 м), с тем, чтобы предпринять штурм в первых числах июня. Однако выше лагеря 5 путь к верши­не оказался настолько протяженным и трудным, что даль­нейшее движение группы сильно замедлилось. До наступле­ния муссона была предпринята лишь одна попытка штурма; альпинистам К. Като, Ямадо и Утидзака, вышедшим из лагеря 9 (7500 м), удалось достичь высоты 7750 м.

Летний муссон, вторгнувшись в центральные области Непала, принес с собой метели и снегопад. Японцы пытались переждать непогоду в верхних лагерях, но у них очень скоро кончились запасы продовольствия и горючего. Быстро таяли и силы участников группы. В конце июня экспеди­ция убедилась в бесплодности дальнейших попыток.

Отказавшись от штурма1, участники экспедиции спу­стились вниз и собрались в Покхаре, где около трех недель ожидали возобновления прерванного муссоном авиацион­ного сообщения с Катманду.

В сентябре в тот же район прибыла новая экспедиция японских альпинистов, организованная альпийским клу­бом Киотского университета. В группу, которую возглав­лял Хицао Иманиси, входило семь альпинистов. Целью экспедиции было восхождение на вершину Аннапурна II.

Хребет Аннапурна-Химал (участок Гималайского хреб­та между долинами рек Кали Гандак и Марсенгди), про­тянувшийся в широтном направлении не менее чем на 40 км, нигде не опускается ниже 7000 м. На западе он замыкается вершиной Аннапурна I (8078 м), покоренной французски­ми альпинистами в 1950 г., на востоке — вершиной Аннапур­на II (7937 м). Единственными восходителями, которые побывали вблизи Аннапурны II, были участники англо­-американской экспедиции под руководством Тилмена; в 1950 г. они пытались совершить восхождение на распо­ложенную западнее вершину Аннапурна IV (7524 м) и достигли седловины между Аннапурной IV и Аннапурной II (7300 м).

В начале октября караван носильщиков доставил двух­тонный груз экспедиции к селению Моди, расположенному на высоте 4 200 м в долине одноименной реки. К участию в работе экспедиции было привлечено семь шерпов во гла­ве с Ял Зеном; трое из них в 1953 г. поднимались на южное седло Джомолунгмы с английской экспедицией, остальные принимали участие во французской экспедиции на Аннапур­ну в 1950 г.

Попытка восхождения по одному из южных гребней была намечена на конец октября. Альпинисты предпола­гали, что после осенних муссонов погода станет более устойчивой, а массив Аннапурны до самого выхода на предвершинный гребень будет защищать их от ледяного дыхания северных ветров. Судя по тому, что печать весьма сдержанно известила о безуспешном исходе экспедиции, японским альпинистам не удалось воспользоваться преиму­ществами, на которые они рассчитывали.

Не увенчалась успехом и попытка швейцарской экспе­диции покорить наиболее значительный восьмитысячник Центрального Непала — Дхаулагири. Семь швейцарских альпинистов во главе с Бернаром Лаутербургом в середи­не апреля прибыли в Покхару. Отсюда предстоял длинный и утомительный путь через отроги Сиваликского хребта к обширной системе ледников, спускающихся с южных, западных и северных склонов Дхаулагири в долину Маянгди. Это один из наименее исследованных районов; карта его содержит ряд ошибок и неточностей.

С помощью 120 носильщиков и местных жителей, пока­зывавших дорогу, в первых числах мая к языку северного ледника Дхаулагири было доставлено почти 4 т снаряжения и продуктов. В течение трех недель с помощью нескольких шерпов было разбито пять лагерей для дальнейшего выхода на западный гребень, по которому было намечено предпри­нять штурм.

После того как разведывательная группа (Рох и Эйхельберг) дошла до высоты около 7 300 м и не смогла обнаружить площадок для установки палаток, швейцарцы отказались от разбивки дальнейших лагерей и приняли рискованное решение попытаться достигнуть вершины, выйдя из лагеря 5 (6400 м) задолго до рассвета.

Попытка штурма была предпринята Шацем и Брауном 29 мая. До высоты 7200 м их сопровождали носильщики, тащившие кислородные аппараты весом в 14 кг, далее аль­пинисты, надев их, пошли одни. По мере подъема крутизна склона и трудность скал заметно возрастали. Сухой по­рошкообразный снег, толстым слоем покрывавший крутые известняковые скалы черепитчатого строения, замедлял движение. Запасы кислорода подходили к концу. До выхода на гребень оставалось более 100 м, до вершины — почти 500 м по вертикали, когда Шац и Браун, несмотря на иде­альную погоду, на высоте 7688 м повернули назад, опаса­ясь, что у них не останется времени для спуска до наступле­ния темноты.

Участники экспедиции сообщили об исключительной трудности пути. Они ссылались на мнение французских альпинистов, которые в 1950 г. после разведки склонов Дхаулагири до высоты 5500 м признали вершину недо­ступной1. Особенно рьяным защитником этой точки зрения выступал наиболее опытный восходитель экспедиции А. Рох. По мнению других участников, восхождение на Дхаулагири возможно для многочисленной группы, снабженной более совершенными техническими средствами и в первую очередь взрывчаткой, при помощи которой, может быть, удастся соорудить площадки для лагерей на крутых заснеженных скалах западного гребня.

В 1953 г. в Гималаях было проведено также несколько экспедиций на семи- и шеститысячники.

Французским альпинистам удалось совершить перво­восхождение на вершину Белая Нун (7135 м), высшую точ­ку массива Нункун, расположенного в Кашмирских Ги­малаях. Вторая, менее значительная вершина массива Кун (7077 м) была взята итальянскими альпинистами 40 лет назад. Экспедицией на Нункун руководил Бернар Пьери, кроме него, в группу входило шесть человек, в том числе известная французская альпинистка Клод Коган, совершив­шая до этого ряд сложных восхождений в Альпах и Андах. По словам участников экспедиции, заключительный этап восхождения не отличался сложностью, зато в начале аль­пинисты столкнулись с трудностями. В конце июля был разбит базовый лагерь на высоте 4800 м, 10-12 августа — лагери 1 (5400 м), 2 (5850 м) и 3 (6150 м). Место для лагеря 3 было выбрано неудачно — в непосредственной близости от лавиноопасного склона; в дальнейшем его предполагалось перенести до высоты 6420 м. Однако это сделать не удалось из-за ухудшения погоды: сильный сне­гопад, продолжавшийся до 18 августа, заставил альпини­стов покинуть верхние лагери. 21 августа была предпри­нята попытка перенести лагерь 3 на 300 м выше, но снова пошел снег, и снова пришлось отступить.

23 августа штурмовая группа (Б. Пьери, К. Коган, М. Дезорбэ и П. Виттоз) была вынуждена спешно спустить­ся из лагеря 3: прошедшими по склону лавинами были снесены запасы снаряжения и продуктов и личные вещи участников, находившиеся в верхних лагерях. На пути к лагерю 1 группа попала в лавину, из которой ей удалось выбраться с большим трудом. 24 августа все участники экспедиции спустились в базовый лагерь, уже почти поте­ряв надежду на успех. Однако 27 августа, после улучшения погоды, Виттоз и Коган в сопровождении шерпа Памба Нурбу снова отправились вверх. Переночевав в лагере 3, группа вышла на штурм около 8 часов утра и к 3 часам дня достигла вершины.

Альпинисты избрали несложный, но опасный путь: для выхода на гребень они траверсировали крутой засне­женный склон, непрерывно находясь под угрозой лавины. Узкий гребень, постепенно расширяясь, перешел в широ­кий пологий предвершинный купол, который Виттоз и Коган преодолели, по их словам, «шагая рука об руку». Видимо, таким образом мыслилось поровну поделить славу первовосходителя. «Пробыв на вершине около получаса, мы зарыли записку в снег и начали спуск», — писали участни­ки восхождения. В тот же день они успели спуститься до нижних лагерей.

Погода благоприятствовала восхождению, и лишь при выходе на вершину начал сгущаться туман, который поме­шал восходителям обозревать окрестности. Победителям Белой Нун не удалось сделать ни одного снимка во время восхождения, так как вся фото и киноаппаратура нахо­дилась в лагере 3 и была унесена лавиной. В лавине погиб и запас продовольствия для штурма, поэтому группа совер­шила восхождение без пищи, растапливая воду для питья с помощью стеариновой свечи.

Весной и в первой половине лета к северо-западу от Катманду находилась новозеландская альпинистская экспе­диция под руководством А. Робертса, которая занималась исследованием малоизученного района р. Гандак. Участ­никам этой экспедиции удалось совершить восхождение на безыменный семитысячник (7015 м).

Интересно отметить успехи индийских альпинистов. Им принадлежит первая в 1953 г. значительная победа над вершинами Гималаев: 26 мая была взята вершина Панч-Чули (6 905 м), расположенная в Гарвальских Гимала­ях на севере провинции Уттар Прадеш в 320 км на северо-восток от Дели.

В последние годы эта вершина привлекала внимание многих восходителей. В 1950 г. были предприняты две неудачные попытки восхождения, одна из которых была совершена группой опытных английских альпинистов под руководством У. Меррея; в 1952 г. немецкий альпинист Г. X ар pep отступил, дойдя до высоты б 400 м. В 1953 г. на Панч-Чули направилась первая всеиндийская экспеди­ция под руководством П. Никора, которому удалось до­стигнуть вершины.

Другое восхождение индийских альпинистов оказалось, однако, неудачным. В середине июня группа студентов предприняла три попытки повторить маршрут на Нанда-Кот, пройденный в 1936 г. японскими альпинистами. До­стигнув высоты 6 620 м, альпинисты были вынуждены отступить из-за плохой погоды. Во время последней попыт­ки штурмовая группа, состоявшая из двух студентов и двух шерпов, попала в грозу со снежной метелью и с трудом нашла обратный путь. Восходители три дня оставались без пищи и едва держались на ногах от голода и усталости, когда, наконец, после долгих блужданий по склонам верши­ны им удалось набрести на свой базовый лагерь.

В октябре индийскими альпинистами была предпринята попытка достигнуть вершины пика Пандим (6 709 м). Для этой цели была организована небольшая экспедиция под руководством Датта, сотрудника геологической службы Индии, сопровождавшего в качестве геолога английскую экспедицию на Джомолунгму в 1951 г. и известного своими работами по геологии района ледника Кхумбу, стекающего с юго-западных склонов Джомолунгмы. В организации экспедиции деятельное участие принял Тенсинг, который готовил снаряжение и отбирал шерпов и носильщиков.

Расположенный в 16 км к юго-западу от Канченджанги пик Пандим не случайно пользуется репутацией «одной из значительных, никем не покоренных гималайских вершин, которая находится ближе всего от центров цивилизации». До него всего около 60 км по прямой и не более пяти суток караванного пути от Дарджилинга — исходного пункта мно­гочисленных гималайских экспедиций.

Склоны Пандима со всех сторон круто обрываются вниз. К его ледяному куполу ведут три основных, сильно изре­занных и очень крутых гребня, представляющих немалые трудности даже для весьма опытных восходителей. Об этом свидетельствует безуспешность попыток восхождения, пред­принимавшихся известными английскими альпинистами. Первая попытка относится к 1928 г. и была совершена по северо-западному гребню Т. Сомервеллом, одним из участ­ников второй штурмовой группы английской экспедиции на Джомолунгму 1924 г.; вторая—в 1940 г. по южному греб­ню — Д. Хантом, руководителем успешно закончившейся экспедиции на Джомолунгму. Оба восхождения начинались из долины р. Прейт Чу, которая питается системой ледни­ков, спускающихся с юго-западного склона Пандима.



Пик Пандим (6709 м) в Гималаях. Вид с северо-запада

Сомервелл и Хант рассчитывали на эффектное и срав­нительно легкое восхождение, но потерпев неудачу, отка­зались от своих замыслов.

Индийские альпинисты, учтя опыт своих предшествен­ников, решили исследовать третий, северо-восточный гре­бень Пандима и при благоприятных условиях совершить по нему восхождение. В первых числах октября экспеди­ция из четырех калькуттских альпинистов, нескольких шерпов и небольшого числа носильщиков выступила из Дарджилинга. Миновав долину Прейг Чу, группа перева­лила через понижение в северо-западном гребне Пандима Джуйча-ла (5032 м) и спустилась к леднику Талунг, кото­рый течет на восток вдоль восточного гребня Канченджунги.

Базовый лагерь был разбит на леднике в непосредствен­ной близости от северо-восточного гребня. Наиболее удоб­ным выходом на гребень представлялось крутое скальное ребро, спускающееся почти к самому лагерю. Попытки подняться по этому ребру показали, что это отнюдь не лег­кая задача, к тому же структура снега в верхней части гребня создавала значительную угрозу лавин. Это заста­вило альпинистов отказаться от поисков пути на северо-­восточный гребень Пандима с севера; оставался еще не ис­следованный вариант выхода на тот же гребень с востока со стороны ледника Рэнджиэн Чу, но это не входило в зада­чи экспедиции.

Восхождения и попытки восхождений 1953 г. показы­вают хорошую подготовку индийских альпинистов и свиде­тельствуют о их больших возможностях. Необходимо, одна­ко, заметить, что пока самостоятельные мероприятия ин­дийских восходителей чрезвычайно редки. Они, как правило, готовятся и проходят под эгидой Гималайского клуба и лишь время от времени проводятся экспедиции или восхо­ждения, организуемые различными студенческими клубами.

Обзор гималайских восхождений года будет неполным, если не указать, что членами различных экспедиций в период тренировок и акклиматизации и участниками альпинистских групп было взято еще несколько десятков пиков, достигаю­щих высоты 5-6 тыс. м. Таким образом, несмотря на ряд неудач, 1953 год можно считать в целом наиболее пло­дотворным в истории восхождений в Гималаях; во всяком случае по значительности покоренных вершин он не имеет себе равных. Достаточно вспомнить, что за всю историю высотных восхождений в Гималаях, начиная с 1907 г., когда группой английских альпинистов (Т. Лонгстафф, А. и Г. Брокерель, Кхарбир) был взят один из первых гималайских семитысячников — Трисул (7123 м)1, вплоть до 1953 г. в Гималаях было покорено не более трех десятков вершин, превышающих 7000 м, и только один восьмитысячник — Аннапурна. До сего времени почти каждое восхождение на семитысячник считается редкостным явлением, такие восхождения совершаются не каждый год. Чем же объяснить, что за одно лето в Гималаях было покорено два восьмитысяч­ника, два семитысячника и ряд менее значительных вер­шин? Ведь до этого только Джомолунгма и Нанга-Парбат отразили атаки около двух десятков экспедиций, в ледя­ных объятиях этих гигантов нашло гибель более полусот­ни человек.

Отвечая на этот вопрос, в первую очередь надо отметить особо благоприятные метеорологические условия, в которых протекала деятельность большей части гималайских экспе­диций 1953 г. Участники индийской экспедиции на Панч-Чули отмечали, что успех как их восхождения, так и ряда других в огромной степени был обусловлен исключительно хорошей погодой в большинстве горных районов Индии, Непала и Пакистана; об этом же свидетельствуют и выска­зывания участников других экспедиций. Нельзя также сбрасывать со счетов и элементы случайного успеха, которые особенно ярко выявились в одиночном штурме Нанга-Парбат Германом Булем, а при детальном анализе обнаруживаются и в некоторых других восхождениях. Помимо этого, следует учесть и известные объективно действующие факторы, способствовавшие успеху экспеди­ций прошлого года.

Прежде всего — это более умелое использование опыта предшественников, более совершенное снаряжение, возрос­шее мастерство шерпов, неизменных участников много­численных высотных экспедиций в Гималаи и Каракорум. Немаловажно и то обстоятельство, что значительная часть наиболее известных вершин (Джомолунгма, Нанга-Парбат, Чогори и др.) к 1953 г. была уже довольно детально обсле­дована. Эти факторы стали особенно ощутимыми за послед­ние 5-6 лет, когда быстро увеличивалось число хорошо подготовленных экспедиций, руководимых наиболее опыт­ными организаторами и восходителями различных стран.

Бесчисленные катастрофы и неудачи вынудили зарубеж­ных альпинистов отказаться при высотных восхождениях от недостаточно или плохо подготовленных попыток штурма налегке в стремительном «альпийском» темпе. На основе накопленных за многие десятки лет наблюдений за работой человеческого организма в условиях больших высот сложи­лись общие принципы предварительной тренировки, аккли­матизации, питания, гигиены.

Еще в довоенные годы высказывались многие верные положения тактики высотных восхождений, применение которых и раньше могло бы привести к успеху. Давно было ясно, например, что одной из главных причин неудач штурма восьми- и семитысячников было слишком низкое располо­жение последнего штурмового лагеря и плохое материальное обеспечение верхних высотных лагерей. Однако разрешение этой и ряда других проблем в значительной степени зависело от недостатков снаряжения, которое было либо слишком тяжелым и громоздким, либо недостаточно эффективным. Не случайно поэтому в последние годы каждая серьезная экспедиция в Гималаи уделяет много внимания вопросам снаряжения. Особенно показательной в этом отношении была английская экспедиция на Джомолунгму. Ее снаря­жение было лучше, чем у какой-либо другой гималайской экспедиции. Д. Хант и участники экспедиции неоднократ­но подчеркивали, что снаряжение в целом можно было бы считать идеальным и что, пожалуй, единственным его недостатком был сравнительно большой вес.

Подготовленность других гималайских экспедиций была значительно дальше от идеала, однако в целом все они руко­водствовались одними и теми же принципами в подборе одежды и снаряжения. В последние годы получил распро­странение определенный тип высокогорной одежды. За редкими исключениями, все значительные гималайские экспедиции последнего времени берут с собой кислородные приборы либо с экспериментальными целями, либо в ка­честве лечебно-спасательного средства. Кроме экспедиции на Джомолунгму 1953 г., можно перечислить целый ряд других, снаряжение которых в значительной степени соот­ветствовало задаче и содержало интересные новинки (фран­цузские экспедиции на Аннапурну в 1950 г. и Нанда-Деви в 1951 г., швейцарские экспедиции на Джомолунгму в 1952 г., японские экспедиции в 1953 г.). Участники осенней японской экспедиции на Аннапурну II пользовались, на­пример, штормовыми костюмами и палатками из ветроне­проницаемой нейлоновой ткани и другими предметами сна­ряжения и одежды из нейлона. Японские альпинисты были обеспечены кислородными приборами, действующими по тому же принципу, что и приборы английской экспедиции. Кроме того, они предполагали провести испытание новой конструкции кислородного аппарата «полуоткрытой цирку­ляции», принципиально отличающейся от обоих основных типов аппаратов, применявшихся английскими альпини­стами во время восхождения на Джомолунгму.

Японская печать, отражающая интересы деловых кругов страны, проявляла особое внимание к японским гималай­ским экспедициям, регулярно публикуя сообщения о их ходе и подчеркивая, в частности, что все снаряжение экспе­диций было сконструировано и изготовлено в Японии, кро­ме веревки, полученной из Соединенных Штатов.

Опыт последних экспедиций позволяет внести сущест­венные поправки в организацию питания при высотных восхождениях. Не касаясь этих вопросов подробно, следует все же отметить, что ни одна из этих экспедиций не внесла чего-либо принципиально нового в вопросы питания аль­пиниста-высотника на первых этапах восхождения до вы­соты 6000-6500 м. Здесь до известной степени наблюдается даже стремление к дальнейшей стандартизации рациона с целью сокращения его веса и максимального упрощения приготовления пищи, сохраняя при этом калорийность не ниже 4500-5000 калорий в сутки. У английской экспе­диции на Джомолунгму, например, более 2/3 всех продукто­вых запасов составлял стандартный армейский рацион, полученный с интендантских складов военного министер­ства. Это рацион, применяющийся для обеспечения некото­рых специализированных частей английской армии.

На заключительных этапах восхождения (выше 6000-6500 м) и при штурме вершины уделяется большее вни­мание разнообразию продуктов, с тем чтобы учесть инди­видуальные вкусы каждого участника группы (имея при этом в виду, конечно, только альпинистов).

Подводя итоги, необходимо отметить, что подготовлен­ность последних экспедиций в Гималаи, их обеспеченность снаряжением, одеждой, продовольствием более чем когда-либо соответствовали особенностям и трудностям высот­ных восхождений. Достаточно указать, что со времени первых попыток подняться на Джомолунгму вес экспеди­ционных грузов уменьшился в среднем в несколько раз. Это в немалой степени способствовало тому, что экспеди­ция на восьмитысячник и тем более на семитысячник сейчас стала менее громоздким и менее длительным мероприятием.

Более совершенная подготовка и организация высотных экспедиций, несомненно, сыграла свою роль в прошлогод­них победах над гималайскими гигантами. Значительное количество этих побед объясняется также и тем, что в 1953 г. было предпринято большее чем когда-либо число попыток штурма восьми- и семитысячников. В истории восхождений в Гималаях и Каракоруме памятны последние предво­енные годы, когда эти районы особенно усиленно посещались всевозможными альпинистскими экспедициями. Однако сейчас, даже по неполным отрывочным данным полуофици­альной статистики, их стало больше, чем в самые оживленные годы до войны. За пять лет (1948-1953 гг.) в Гималаях и Каракоруме побывало около 30 крупных экспедиций раз­личных стран, в том числе 8 английских, 4 швейцарские, 3 французские, 3 американские, 3 японские, 2 норвежские, 2 новозеландские, одна немецко-австрийская, несколько экспедиций индийских альпинистов и т.д., не считая большого количества мелких альпинистских групп. 1953 год был рекордным по числу экспедиций, побывавших в гор­ных районах вдоль северо-западных и северо-восточных границ Индии и Пакистана; за этот год было предпринято едва ли не больше попыток восхождений на высочайшие вершины, чем за любое предвоенное пятилетие.

Экспедиции в Гималаи и Каракорум организуются теперь не только странами, где альпинизм развит и где есть до­статочно квалифицированные кадры восходителей, но также и странами, где прежде к высотным восхождениям не проявлялось особого интереса и где альпинизмом зани­маются очень немногие. Можно не сомневаться в том, что в ближайшие годы могут быть совершены успешные восхо­ждения на многие семитысячники и даже восьмитысячники.

1   ...   14   15   16   17   18   19   20   21   ...   27

Похожие:

На пик евгении корженевской iconРассказывает, раскрывает передо мной перспективы экспедиции
Пик Сталина Пик Коммунизма, а с лета 1999 года пик Исмаила Самани (основатель династии Саманидов)

На пик евгении корженевской iconРассказы альпинистов о восхождениях на пик Ленина
Книга посвящена истории восхождений на одну из высочайших горных вершин Советского Союза пик Ленина. Автор принимал участие во многих...

На пик евгении корженевской icon2-а (группа Евгении Владимировны) Повторить алфавит Счет до 20-ти...

На пик евгении корженевской iconУкраин а раздольненская районная государственная администрация
«Чернышевское» на территории Чернышевского сельского совета Раздольненского района ар крым гр. Березиной Евгении Владимировне

На пик евгении корженевской iconСоциально-политический конфликт как пик нарастания социального протеста
Социально-политический конфликт как пик нарастания социального протеста. Некрасов С. И. 1, Некрасова Н. А. 2, Хохлова О. М 1Московский...

На пик евгении корженевской iconНа территории термального курорта Les Pres d'Eugenie Луга императрицы...
На территории термального курорта Les Pres d'Eugenie Луга императрицы Евгении Мишель Герар проповедует сразу три вида кулинарии высокая...

На пик евгении корженевской iconLes pres d'eugenie луга императрицы евгении
Ведь отдых, будь то состояние покоя или деятельности, должен приносить массу приятных ощущений и, как результат, восстанавливать...

На пик евгении корженевской iconТаджикско-Памирская экспедиция и ее  - цели и задачи восхождения...
Таджикско-Памирская экспедиция и ее  — Цели и задачи восхождения на пик Коммунизма. — Дорога из Москвы в Ош

На пик евгении корженевской iconЛуга Императрицы Евгении le couvent des herbes монастырские стены...
Рестораны Les Pres d’Eugenie – французская гастрономическая кухня 3 Michelin, гастрономическая диетическая кухня Cuisine Minceur...

На пик евгении корженевской iconГосподин Мишель Герар
Этот курорт стал первым, во Франции где разработаны и применяются программы гастрономического диетического питания Cuisine Minceur...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
www.uchebilka.ru
Главная страница


<