Происхождение человека и половой подбор4




НазваниеПроисхождение человека и половой подбор4
страница1/8
Дата публикации24.02.2013
Размер1.55 Mb.
ТипДокументы
www.uchebilka.ru > История > Документы
  1   2   3   4   5   6   7   8
ПРИРОДА ЧЕЛОВЕКА
Чарльз ДАРВИН

ПРОИСХОЖДЕНИЕ ЧЕЛОВЕКА И ПОЛОВОЙ ПОДБОР4

ГЛАВА XXI.

Общий обзор и заключение.

Достаточно будет краткого обзора для возобновления в памяти читателя наиболее выдающихся черт этого труда. Многие из взглядов, здесьвыставленных, имеют в высшей степени умозрительный характер некоторые из них, без сомнения, окажутся ошибочными; но во всяком отдельном случае я приводил основания, заставившие меня предпочесть один взгляд другому.Казалось, во всяком случае, стоящим внимания испытать, насколько принципэволюции способен пролить свет на некоторые из сложнейших задач вестественной истории человека. Ложные факты в высшей степени вредны для прогресса науки, так как они часто долго признаются истинными; но ложные взгляды, если они поддержаны некоторыми доказательствами, приносят мало вреда, потому что каждому доставляет спасительное удовольствие доказывать, в свою очередь, их ошибочность; а когда это сделано, то один из путей к заблуждению закрывается, и часто в то же время открывается путь к истине. Главное заключение, здесь достигнутое, и теперь усвоенное многиминатуралистами, вполне способными к здравому суждению, состоит в том, чточеловек произошел от некоторой менее высокоорганизованной формы.Основания, на которых покоится это утверждение, никогда не будутпотрясены: близкое сходство между человеком и низшими животными вэмбриональном развитии, а также в бесчисленных чертах строения ителосложения, как важных, так и самых мелких, вместе с удержанными имрудиментами и ненормальными возвратами, которым он порою подвержен, всеэто факты, не подлежащие спору.Факты эти давно были известны, но до недавнего времени они ничего намне говорили относительно происхождения человека. Теперь, когда мырассматриваем их при свете нашего знания о целом органическом мире, в ихзначении невозможно ошибиться. Великий принцип эволюции устанавливаетсяясно и прочно, когда эти группы фактов рассматриваются в связи с другими,каково взаимное сродство между членами одной и той же группы, ихгеографическое распределение в прошлом и в настоящем и их геологическаяпоследовательность. Невозможно поверить, чтобы все эти фактылжесвидетельствовали. Каждый, кто не довольствуется, подобно дикарю,взглядом на явления природы, как на события, не связанный между собою, не Чарльз Ро́берт Да́рвин (англ. Charles Robert Darwin; 12. 02. 1809, Шрусбери —19.04.

1882, Даун в графстве Кент) — английский натуралист и путешественник, заложивший основы

современной эволюционной теории и направления эволюционной мысли, носящего его имя (дарвинизм). Изучал в Эдинбургском университете медицину. В 1827 году поступил вКембриджский университет, где в течение трёх лет изучал богословие. В 1831 году по окончании университета Дарвин в качестве натуралиста отправился в кругосветноепутешествие на экспедиционном судне королевского флота «Бигл». В 1838-1841 гг. Дарвинбыл секретарём Лондонского геологического общества. С 1842 г. переехал из Лондона в Даун(графство Кент), где вёл уединённую и размеренную жизнь учёного и писателя. Был удостоен множества наград от научных обществ Великобритании и других европейских стран. В 1859 году Дарвин опубликовал труд «Происхождение видов путём естественного отбора», где показал изменчивость видов растений и животных, их естественное происхождение от более ранних видов. В работе «Происхождение человека и подбор по отношению к полу» (1871) Дарвин развил свои эволюционные идеи относительно происхождения жизни применительно к человеку.[ Дарвин, Чарльз. Происхождение человека и подбор по отношению к полу: В 2 т. :Пер. с англ. / И.М. Сеченов (ред.). – Т. 2 – СПб. : Изд. кн. магазина Черкесова. – С. 539-551]. будет больше в состоянии допустить, что человек есть произведение отдельного акта сотворения. Он будет вынужден признать, что близкое сходство утробного плода человека, например, с утробным зародышем собаки, построение его черепа, конечностей и всего организма по одинаковому плану с прочими млекопитающими, независимо от употребления, которое может быть сделано из этих частей, затем случайное появление вновь разных особенностей, например, разных мускулов, нормально не встречающихся у человека, но обыкновенных у обезьян, – массы подобных фактов приводятяснейшим образом к выводу, что человек и все другие млекопитающие оказываются потомками от общего предка.

Мы видели, что человек беспрестанно проявляет индивидуальные различия во всех частях тела и в душевных способностях. Эти различия или уклонения, по-видимому, производятся одинаковыми причинами и подчиняются тем же общим законам, как и у низших животных. В обоих случаях господствуют сходные законы наследственности. Человек стремится размножиться в прогрессе, более быстром, чем его средства к жизни; по этой причине, он порою подвергается суровой борьбе за существование, и естественный подбор произведет все, что в его власти. Ни в каком случае не требуется последовательный ряд резких и однородных уклонений; малые колеблющиеся изменения у особи достаточны для действия естественного подбора, и вовсе нет оснований предполагать, что у одного и того же вида этичасти организации стремятся измениться в одинаковой степени. Мы можем быть уверены, что наследственные влияния продолжительного упражнения или неупражнения частей сделали многое в одном направлении с естественным подбором. Видоизменения, некогда важные, хотя более не приносящие никакой особой пользы, долго передаются по наследству. Когда одна часть видоизменяется, другие также изменяются на основании принципа соотношения, примеры которого мы находим во многих любопытных случаях соотносительных уродств. Кое-что может быть приписано прямому и определенному действию окружающих жизненных условий, как, напр., обильной пищи, теплоты и влажности; наконец, многие признаки, физиологически маловажные, а некоторые и значительно более важные, были добыты путем полового подбора.

Рассматривая эмбриологическое строение человека, гомологии,представляемые им с низшими животными, рудименты, у него сохранившееся, возвраты, которым он подвержен, мы можем отчасти вызвать в воображении прежнее состояние наших древних предков и приблизительно поместить их на надлежащем месте в зоологическом ряду. Мы узнаем, таким образом, что человек произошел от волосатого, хвостатого четвероногого, вероятно водившегося на деревьях и жившего в Старом Свете. Это существо, если бы все его строение было исследовано натуралистом, было бы причислено к четырехруким так же несомненно, как и еще более древний предок обезьян Старого и Нового Света.

Четырехрукие и все высшие млекопитающие, вероятно, произошли отдревнего сумчатого животного, а это последнее, пройдя длинный ряд изменившихся форм, – от некоторого существа вроде амфибии; это животное, в свою очередь, произошло от некоторого животного, подобного рыбе. В сумраке прошедшего мы можем усмотреть, что древний предок всех позвоночных должен был представлять некоторое водяное животное, снабженное жабрами, гермафродитное и у которого ваши важнейшие органы тела, как, например, мозг и сердце, были несовершенные или вовсе не развитые. Это животное из всех известных форм, по-видимому, ближе всего походило на личинок живущих теперь морских аспидий.

Высокий уровень наших умственных способностей и нравственногохарактера представляет величайшее затруднение для такого вывода относительно происхождения человека. Но каждый, кто допускает принцип эволюции, должен видеть, что душевные способности высших животных, принадлежащие к тому же роду, как и способности человека, хотя весьма отличающиеся от них по степени, способны к совершенствованию. Так, например, огромно расстояние между душевными способностями какой-либо из высших обезьян и рыбы, или муравья и червя, однако развитие таких способностей не представляет никакой особой трудности, потому что мы знаем, что у наших домашних животных душевные способности, наверное, изменчивы, а изменения наследственны. Никто не сомневается в том, что эти пособности чрезвычайно важны животным в диком состоянии; поэтому словия благоприятны для их развития путем естественного подбора. То же заключение может быть распространено и на человека. Ум должен был играть для него первостепенную роль, даже в очень древнюю эпоху, так как позволил ему изобрести и применять членораздельную речь, выделывать оружие, орудия, ловушки и т. д. Вот почему, при содействии своих общественных привычек, человек с давних пор стал самым господствующим из всех живых существ. Значительный шаг был сделан в развитии ума, как только стала применяться речь, которую можно назвать полуискусством, полуистинктом.

Действительно, беспрестанное употребление речи должно было воздействовать на мозг и производить наследственное влияние на него, а это в свою очередь воздействовало на усовершенствование речи. По основательному замечанию Чоунси Райта, значительная величина человеческого мозга по отношению к телу, сравнительному с низшими животными, может быть приписана, главным образом, давнему употреблению некоторой простой формы членораздельной речи – этого удивительного механизма, сочетающего знаки со всеми родами объектов и качеств и возбуждающего ряды мыслей, который никогда не произошли бы от простого впечатления чувств, да если бы и произошли, то не могли бы быть прослежены.

Выясняя умственные способности человека, как, например, способность рассуждения, отвлечения, самосознания и проч., вероятно вытекают из непрерывного улучшения и упражнения других душевных способностей.

Развитие нравственных качеств представляет более интересную задачу. Основание их заложено в общественных инстинктах, включая под этот термин и семейные связи. Эти инстинкты в высшей степени сложны, и, когда идет речь о низших животных, они доставляют особенные стремления к известным определенным действиям; но более важными элементами являются любовь и особое чувство симпатии. Животные, одаренные общественными инстинктами, находят удовольствие в обществе, предостерегают друг друга об опасности, оказывают товарищам разными способами защиту и помощь. Эти инстинкты не распространяются на всех особей данного вида, но только на членов одной и той же общины. Так как общественные инстинкты в высшей степени благодетельны для вида, то, по всей вероятности, они были приобретены посредством естественного подбора. Нравственное существо – это такое, которое способно размышлять о своих прошлых действиях и их мотивах, об одобрении одних и неодобрении других; а тот факт, что человек есть единственное существо, несомненно заслуживающее названия морального субъекта, составляет величайшее из всех различий между ним и низшими животными.

Но в четвертой главе я старался показать, что нравственное чувство вытекает, во-первых, из прочной и всегда наличной природы общественных инстинктов; во-вторых, из того, что человек ищет одобрение или неодобрениесвоих ближних; в-третьих, из высокой деятельности его душевных способностей, вследствие чего прошлые впечатления у него в высшей степени живы. В этом последнем отношении, он отличается от низших животных.

Благодаря таким душевным свойствам, человек невольно заглядывает как назад, так и вперед и сопоставляет прошлые впечатления с новыми. Вот почему, после того, как некоторое временное желание или страсть одержали верх над его общественными инстинктами, он размышляет, сравнивает ослабленные теперь впечатления прежних импульсов с вечно присутствующими социальными инстинктами. Тогда он испытывает то недовольство, которое оставляют после себя все неудовлетворенные инстинкты, а поэтому решается действовать иначе на будущее время, но это и есть совесть.

Любой инстинкт, постоянно сильнейший или более упорный, чем другой, дает начало чувству, которое мы выражаем, говоря, что этому инстинкту следовало бы повиноваться. Собака, например, если бы она была способна размышлять о своем прежнем поведении, сказала бы самой себе: "Я должна была (мы сами часто выражаемся так о ней) сделать стойку над этим зайцем, а не уступить временному искушению погнаться за ним". Общественные животные побуждаются порою желанием помочь членам своей общины каким- бы то ни было образом, но более часто испытывают побуждения к вполне определенным действиям.

Человек побуждается тем же самым общим желанием помочь ближним, но у него мало или вовсе нет специальных инстинктов. Сверх того, он отличается от низших животных способностью выражать свои желания словами, которые таким образом становятся руководством для требуемой и оказываемой помощи. Побуждение к поданию помощи также значительно видоизменилось у человека: оно теперь состоит в более слепом истинктивном импульсе, но подвергается значительному влиянию похвалы или порицания ближних. Делят и раздают похвалу и порицание одинаково в силу симпатии, а это чувство, как мы видели, является для общественных инстинктов одним из важнейших элементов.

Симпатия, хотя приобретенная как инстинкт, так же значительноусиливается упражнением и привычкой. Так как все люди желают своего собственного счастья, то похвала или порицание относятся к поступкам и мотивам, сообразно с тем, ведут ли они к этой цели; но так как счастье есть существення составная часть общего блага, то принцип "наибольшего счастья" косвенным образом служит почти верным мерилом правды и неправды.

По мере повышения рассудочных способностей и по мере приобретения опыта, замечаются более отдаленные влияния известного рода поведения на характер особи и на общее благо, и тогда личные добродетели подвергаются обсуждению, входят в область общественного мнения и заслуживали похвалы; противоположные же качества порицаются. Но у менее цивилизованных племен разум часто заблуждается, многие дурные обычаи и некие суеверия также одобряются общественным мнением и признаются высокими добродетелями, а их нарушение считается тяжким преступлением.

Нравственные качества вообще справедливо ставятся выше, чем умственные способности; но необходимо помнить, что та психическая деятельность, которая состоит в живом воспоминании прошлых впечатлений, составляет один из основных, хотя и вторичных, элементов совести. Это доставляет сильнейший довод в пользу воспитания и возбуждения всеми возможными способами умственных способностей каждого человеческого существа.

Без сомнения, тупой человек, если его общественные привязанности исимпатии хорошо развиты, будет побуждаться к хорошим поступкам и сможет иметь достаточно чуткую совесть. Но все, что делает воображение более живым, усиливает привычку возобновлять в памяти и сопоставлять прошедшие впечатления, будет делать совесть более чуткой и сможет порою даже несколько заменить отсутствие сильных общественных привязанностей симпатий.

Нравственная природа человека достигла своего нынешнего уровня частью посредством повышения его рассудочных способностей, а, следовательно, и правильного общественного мнения, но главным образом через что его симпатии стали более нежными и значительно расширились вследствие влияния привычки, примера, поучения и размышления. Возможно, что в силу продолжительного упражнения, добродетельные наклонности могут становиться наследственными.

У более цивилизованных рас, убеждение в существовании всевидящего божества оказало могущественное влияние на повышение нравственности. В конце концов, человек не признает похвалы или порицания ближних своим единственным руководством, хотя немногие избегают этого влияния; но его привычные убеждения, проверяемые разумом, доставляют ему надежные правила. Его совесть тогда становится верховным судьей и наставником. Тем не менее, первое основание или начало нравственного чувства заложено в общественных инстинктах, включая симпатию, а эти инстинкты без сомнения были первоначально приобретены, как у низших животных, посредством естественного подбора.

Вера в Бога часто указывалась как не только величайшее, но и полнейшее из всех различий между человеком и низшими животными. Однако, как мы видели, невозможно утверждать, что эта вера врождена или инстинктивна у человека. С другой стороны, вера в повсеместно находящихся духовных деятелей, кажется, всеобща, и очевидно является последствием значительного повышения разума человека и еще большего повышения его способностей воображения, любопытства и удивления. Я знаю, что предполагаемая инстинктивная вера в Бога приводилась многими, как довод в пользу Его существования. Но этот опрометчивый довод, так как тогда пришлось бы также верить в существование многих свирепых злых духов, лишь немногим более могущественных, чем человек, потому что вера в таких духов гораздо более всеобща, нежели вера в благое божество.

Идея вездесущего, всеблагого Творца, невидимого, не возникает в душе человека, пока ум не возвысится вследствие весьма продолжительной культуры. Тот, кто убежден, что человек развился из некоторой низкоорганизованной формы, естественно спросит: какое отношение имеет это мнение к вере в бессмертие души? Варварские племена, как показано Леббом,не обладают явным верованием этого рода; но доводы, заимствованные от первобытных верований дикарей, как мы только что видели, имеют мало цены или вовсе ее не имеют. Немногие чувствуют какую бы то ни было тревогу по причине невозможности определить, в какую именно эпоху развития особи, начиная с первого следа крошечного зародышевого пузырька, человек становится бессмертным существом.

Не более причин для тревоги и по той причине, что, вероятно, не может быть определен период и для постепенно восходящей лестницы рганических существ. Я знаю, что выгоды, достигнутые в этом сочинении, многими будут названы крайне нерелигиозными; но тот, кто пытается очернить их, обязан показать, почему более не религиозно выводить происхождение человека как особого вида от некоторой низшей формы путем законов изменчивости и естественного подбора, нежели объяснять рождение особыми законами обыкновенного воспроизведения?

Рождение вида этой особи одинаково составляет часть той великой последовательности событий, в которой наша мысль отказывается видеть результат слепого случая. Рассудок возмущается таким заключением, и независимо от того, допускаем ли мы или нет, что каждое малое изменение строения, брачный союз каждой пары, посев каждого семени и все подобные события были предопределены для некоторой специальной цели.

Половой подбор был рассмотрен в этом сочинении со значительными подробностями, потому что он, как я старался показать, играл важную роль в истории органического мира. Знаю, что многое остается сомнительным; но я старался дать беспристрастный обзор всех сторон вопроса. В низших отделах животного царства, половой подбор, по-видимому, не произвел ничего. Такие животные часто прикреплены на всю жизнь к одному месту, или же оба пола соединены в одной особи или, что еще более важно, их восприятия и умственные способности недостаточно развиты, чтобы допустить чувство любви и ревности, или же применение выбора.

Когда, однако, мы достигнем членистоногих и позвоночных, то даже в самых низших классах этих двух крупных подцарств окажется уже, что половой подбор произвел очень многое. В разных обширных классах животного царства, у млекопитающих, птиц, пресмыкающихся, рыб, насекомых и даже у ракообразных, различия между полами следуют приблизительно одинаковым правилам. Самцы почти всегда ищут самок, они одни вооружены особыми оружиями для драки, с соперниками. Вообще они сильнее и крупнее самок и одарены требуемыми качествами – мужеством и драчливостью. Самцы наделены, или исключительно, или в гораздо высшей степени, нежели самки, органами для вокальной или инструментальной музыки и пахучими железами. Они украшены чрезвычайно разнообразными придатками и самой яркой и заметной окраской, часто расположенной изящными узорами, тогда как самки не украшены. Если оба пола различаются между собою в более важных чертах строения, то в этих случаях самец наделен, особенными органами чувств для отыскания самки, органами перемещения для достижения, а часто хватательными органами для держания ее. Эти различные строения для очарования или захватывания самки часто бывают развиты у самца в течение только части года, а именно в пору размножения. Строения эти во многих случаях более или менее передавались самкам, а в этом последнем случае они часто проявляются у самки как простые рудименты; они утрачиваются или никогда не приобретаются самцами после размножения.

Вообще говоря, эти строения не развиты у самца в ранней молодости, но появляются за короткое время до наступления половой зрелости. Поэтому в большинстве случаев детеныши обоих полов похожи друг на друга, а самка несколько похожа на свое юное потомство в течение всей жизни. Почти во всяком крупном классе встречаются немногие ненормальные случаи, где наблюдается почти полная перестановка признаков свойственных обоим полам; самки принимают при этом признаки, собственно действенные самцам.

Это поразительное однообразие законов, регулирующих различия между полами у многочисленных и так значительно несходных между собою классов, становится понятным при допущении действия одной общей причины, а именно полового подбора. Половой подбор зависит от успеха известных особей, по сравнение с другими того же пола, в деле размножения потомства; тогда как естественный подбор зависит от успеха особей обоих полов и всех возрастов, по отношению к общим жизненным условиям.

Половая борьба бывает двоякого рода: между особями одного пола, обыкновенно – самцами, с целью прогнать или убить соперников, причем самки остаются пассивными; или же также между особями того же пола, с целью возбудить или очаровать особей другого пола, обыкновенно – самок,

причем, однако, эти последние не остаются пассивными, но избирают наиболее

нравящихся им самцов. Этот последний род подбора близко сходен с тем,

который ненамеренно, но с успехом применяется человеком к его домашним

породам, когда он сохраняет в течение долгого периода наиболее нравящихся

ему или полезных особей, без всякого желания видоизменить породу.

Законы наследственности определяют передачу признаков,

приобретенных путем полового подбора, тому же самому полу или обоим, а

также пору развития этих признаков в том или другом возрасте. Оказывается,

что изменения, возникающие в позднем возрасте, обыкновенно передаются

тому же самому полу. Изменчивость есть необходимое основание для действия

подбора и представляет начало, совершенно независимое от подбора. Отсюда

следует, что изменения одного и того же рода часто подхватывались и

накоплялись половым подбором по их отношению к размножению вида, а в то

же время и естественным подбором по отношению к общим долям жизни.

Поэтому вторичные половые признаки, когда они равномерно передаются

обоим полам, исключительно на основании аналогии могут быть отличены от

обыкновенных видовых признаков. Видоизменения, приобретенные путем

полового подбора, часто так резко выражены, что оба пола нередко

причислялись к разным видам или даже родам. Такие резко выраженные

различия должны представлять какое-либо важное значение; мы знаем, что в

некоторых случаях они были приобретены не только за счет удобства, но и под

опасением подвергнуться серьезной опасности. Убеждения в силе полового

подбора основывается, главным образом; на следующих соображениях.

Известные признаки ограничены одним только полом; одно это делает

вероятным, что в большинстве случаев они связаны с актом воспроизведения.

В бесчисленных случаях эти признаки вполне развиваются только в зрелости, часто только в течение части года, всегда в пору размножения. Если оставить в стороне немногие исключительные случаи, то всегда самцы играют более активную роль в ухаживании: они лучше вооружены и разными способами стали более привлекательными. Особенно следует заметить, что самцы тщательно и заботливо выказывают свои украшения в присутствии самки.

Невероятно, чтобы все это было бесцельно. Наконец, мы располагаем прямыми доказательствами относительно некоторых млекопитающих и птиц, что особи одного пола способны чувствовать сильное отвращение или, наоборот, предпочтение к известным особям другого пола. Помня эти факты, а также явные результаты бессознательного подбора, применяемого человеком к домашним животным и растениям, признаю почти достоверным следующее. Если особи одного пола, в течение длинного рода поколений, предпочитали спариваться с известными особями другого пола, имеющими какие-либо особенные признаки, то потомство медленно, но с уверенностью, должно было видоизмениться, т. е. приобрести именно эти признаки. Я не старался скрыть того обстоятельства, что если исключить случаи, когда самцы более многочисленны, чем самки, или когда преобладает многоженство, то является сомнение, каким образом более привлекательные самцы успевают оставлять более многочисленное потомство, способное унаследовать их превосходство в украшениях и других признаках.

Но я показал, что это, вероятно, является последствием предпочтения, оказываемого самками – особенно самыми здоровыми, ранее всех плодящимися – не только более привлекательным, но в тоже время и наиболее крепким и победоносным самцам.

Хотя мы располагаем некоторыми положительными фактами, доказывающими, что птицы, как, например, австралийские плащеносцы, ценят блестящие и красивые предметы и хотя, наверное, они ценят пение, однако, я и сам готов признать изумительным, что самки многих птиц и некоторых млекопитающих могут быть одарены вкусом, достаточным для оценки украшений, с известным основанием приписываемых нами половому подбору.

Это еще более изумительно, если речь идет о пресмыкающихся, рыбах и насекомых. Но мы, в сущности, знаем немногое о душевных способностях низших животных. Нельзя предположить, например, чтобы самцы райских птиц или павлины столько трудились, поднимая и распуская свои прекрасные перья и потрясая ими перед самками – все это без всякой цели. Следует припомнить факт, приведенный в одной из предыдущих глав на основании показаний одного превосходного наблюдателя, что несколько павлиний, лишившись любимого самца, предпочли вдовство в течение целого лета спариванию с другом птицей. Тем не менее, я не знаю ни одного факта в естественной истории столько изумительного, как тот, что самка фазана-аргуса должна быть способной к оценке превосходных оттенков орнамента в виде шара и изящных узоров на крыловых перьях самца. Кто думает, что самец был создан таким, каков он теперь, тот должен допустить, что большие украшенные перья препятствуют употреблению крыльев для полета, и показываемые во время спаривания и только в это время, да еще способом, свойственным только этому виду, были дарованы именно как украшение. Если так, то придется также допустить, что и самка была создана и одарена способностью оценки таких украшений. Я не согласен с этим мнением лишь в том смысле, что, по моему убеждению, самец аргуса приобретает свою красоту постепенно, вследствие предпочтения, которое оказывалось в течение многих поколений самками наиболее украшенным самцам. Эстетическая способность самок повышалась путем упражнения или привычки, совершенно таким же образом, как постепенно совершенствуется наш вкус. У самца, пользуясь той счастливой случайностью, что некоторые перья остались неизменными, мы можем ясно проследить, каким образом простые пятна, со слегка желтоватым оттенком на одной стороне, могли развиться, путем постепенных переходов, в чудесные украшения в виде шара; и возможно, что, действительно, таков был ход развития.

Всякий, кто допускает принцип эволюции и, тем не менее, испытывает значительное затруднение, когда приходится допустить, что самки млекопитающих, птиц, пресмыкающихся и рыб могли приобрести высокоразвитый вкус, подразумеваемый красотой самцов и вообще совпадающий с нашим мерилом красоты, должен подумать о том, что нервные клетки мозга как высших, так и низших позвоночных произошли от клеток общего предка этого обширного царства. Таким образом, становится ясным, как это могло произойти, что известные душевные способности у различных, далеко друг от друга стоящих групп животных развивались примерно одинаковым образом и до приблизительно одинаковой степени. Читатель, дав себе труд прочитать несколько глав, посвященных половому подбору, будет способен судить, в какой мере выводы, мною достигнутые, подкрепляются фактами, достаточно убедительными. Если он примет эти выводы, то, я думаю, смело сможет распространить их на человека; но было бы здесь излишним повторять то, что я недавно сказал относительно способа действия полового подбора на человека, как с мужской, так и с женской стороны.

Мы высказали, что половой подбор стал причиной различия между обоими полами в телесном и в душевном отношении, а также причиной различия между расами и уклонении их от древних, низко организованных предков. Тот, кто допустит принцип полового подбора, придет к замечательному выводу, что нервная система не только регулирует большую часть существующих функций организма, но, косвенно повлияла на прогрессивное развитие разных телесных строений и известных душевных качеств. Мужество, драчливость, настойчивость, сила и рост тела, ооружения всякого рода, музыкальные органы – как вокальные, так и инструментальные, яркие цвета и украшающие придатки – все это было косвенным путем приобретено тем или другим полом, посредством выбора любви, ревности, оценки красоты, проявляющейся в звуках, цветах и формах; а эти душевные способности, очевидно, зависят от развития мозга.

Человек исследует со щепетильной тщательностью признаки и родословную своих лошадей, рогатого скота и собак, прежде чем соединяет пары; но когда речь идет о его собственном браке, он редко или никогда не заботится о чем-либо подобном. Им управляют почти те же мотивы, как и низшими животными, когда они предоставлены собственному свободному выбору, хотя он настолько превосходит их, что высоко ценит душевные прелести и добродетели. С другой стороны, человек сильно привлекается также одним богатством или положением. Однако он мог бы, путем подбора, сделать кое-что не только для продолжения и внешних форм своего потомства, но и для умственных и нравственных качеств. Оба пола должны были бы воздерживаться от брака, если они обладают сколько-нибудь значительными телесными или душевными недостатками; но эти надежды утопичны, и они никогда, даже отчасти, не осуществятся, пока законы наследственности не станут вполне известными. Каждый, кто содействует этой цели, оказывает добрую услугу. Когда принципы размножения и наследственности будут лучше поняты, мы уже не услышим о невежественных членах нашей законодательной власти, с негодованием отвергающих проект исследования, вредны или безвредны человеку браки в близких степенях родства.

Повышение благосостояния человечества представляет в высшей степени запутанную задачу. От брака должны были бы воздерживаться все, не могущие избежать позорной нужды для своих детей. Бедность не только большое зло, но она стремится к самоувеличению, приводя к легкомысленному заключению браков. С другой стороны, как заметил Гальтон, если благоразумные станут избегать браков, в то время как легкомысленные будут жениться, то худшие члены общества будут стремиться к вытеснению лучших. Человек, подобно всякому другому животному, без сомнения повысился до своего настоящего высокого положения посредством борьбы за существование, которая возникла из-за его быстрого размножения; и если ему суждено повыситься еще более, то надо желать, чтобы он по-прежнему подвергался суровой борьбе. Иначе он впадет в беспечность, и тогда более способные люди будут иметь не более успеха в борьбе за жизнь, нежели менее одаренные.

Поэтому естественная прогрессия размножения, хотя и приводящая ко многим очевидным бедствиям, не должна быть значительно понижаема никакими способами. Всем людям должна быть открыта арена для остязания; наиболее способным не следует ни законами, ни обычаями препятствовать в достижении наилучшего успеха; не надо им также мешать воспитывать наибольшее количество потомков. Как ни велико было и теперь еще остается значение борьбы за существование, однако, насколько это касается высочайшей стороны человеческой природы, существуют другие деятели, более важные.

Действительно нравственные качества повышаются, прямо или косвенно, в гораздо большей мере действием примера, размышления, наставления, религии и т. п., нежели путем естественного подбора; хотя этому последнему влиянию смело можно приписать общественные инстинкты, доставившие основу для развития нравственного чувства.

Главный вывод, к которому мы пришли в этом труде, состоит в том, что человек произошел от некоторой низкоорганизованной формы, будет, к моему прискорбию, в высшей степени неприятен многим. Но едва ли возможно сомневаться в том, что мы произошли от варваров. Изумление, испытанное мною, когда я в первый раз увидел группу огнеземельцев на диком обрывистом берегу, никогда не изгладится из моей памяти, потому что тотчас у меня тогда мелькнула мысль: таковы были наши предки. Люди эти были совершенно голы и вымазаны краской, их длинные волосы были спутаны, рот покрыт от возбуждения пеной, выражение лица было дикое, ошеломленное, недоверчивое. У этих людей едва ли существовали какие-либо искусства и, подобно диким животным, они кормились тем, что могли поймать. У них не было никакого правительства, и они были беспощадны ко всякому, не принадлежавшему к их маленькому племени. Кто видел дикаря на его родной земле, тот не слишком устыдится, если будет вынужден признать, что в жилах его течет кровь некоторого более низкого существа.

Что касается меня, я, по крайней мере, так же хотел бы быть потомком той героической обезьянки, которая бросилась на внушавшего ей страх врага с целью спасти жизнь своего сторожа, или желтого старого павиана, который, спустившись со скал, с торжеством выхватил молодого товарища из толпы ошеломленных собак, как и потомком того дикаря, который наслаждается, пытая врагов, приносит кровавые жертвы, без угрызения совести совершает детоубийство, обращается со своими женами, как с рабынями, не знает стыдливости и находится под игом грубейших суеверий. Можно извинить чувство некоторой гордости, испытываемое человеком при мысли, что он достиг, хотя и не собственными усилиями, самой вершины лестницы, образуемой ступенями органического развития; именно тот факт, что он поднялся, а не был поставлен сразу на такую высоту, позволяет ему надеятся на еще лучший удел в отдаленном будущем. Но здесь нас не касаются ни религия, ни опасения; мы ищем только истину, насколько наш разум позволяет нам раскрыть ее; и я привел доказательства, по мере своих сил и способностей.

Мы должны, однако, мне кажется, признать, что человек, со всеми его благородными качествами и симпатией, относящейся даже к падшим, милосердием, распространяющимся не только на других людей, но и на последнее живущее существо, богоподобным умом, постигшим движения и устройство Солнечной системы, со всеми этими возвышенными способностями, – человек все еще носит на своей телесной организации неизгладимую печать низкого происхождения.
^ ОБЩЕСВО И ПРАВА ИНДИВИДА

БИЛЛЬ О ПРАВАХ (1791)12

Поправка I

Конгресс не должен издавать ни одного закона, относящегося к установлению религии либо запрещающего свободное ее исповедание, либо ограничивающего свободу слова или печати, или право народа мирно собираться и обращаться к правительству с петициями об удовлетворении жалоб.

Поправка II

Поскольку надлежащим образом организованная милиция необходима для безопасности свободного государства, право народа хранить и носить оружие не должно ограничиваться.

Поправка III

Ни один солдат не должен в мирное время размещаться на постой в каком-либо доме без согласия его владельца; в военное время это возможно, но лишь в порядке, установленном законом.

Поправка IV

Право народа на гарантии неприкосновенности личности, жилища, бумаг и имущества от необоснованных обысков и арестов не должно нарушаться, иникакие ордера не должны выдаваться иначе как при достаточных к тому основаниях, подтвержденных присягой либо заявлением, и с подробным описанием места, подлежащего обыску, и лиц или предметов, подлежащих аресту.

Поправка V

Ни одно лицо не должно привлекаться к ответственности за преступление, караемое смертью, либо за иное позорящее преступление иначе как по представлению или обвинительному заключению большого жюри, заисключением дел, возбуждаемых в сухопутных или морских частях либо вмилиции, призванной на действительную службу во время войны илиопасности, угрожающей обществу; ни одно лицо не должно за одно и то же правонарушение дважды подвергаться угрозе лишения жизни или телесного наказания, не должно принуждаться в каком-либо уголовном деле свидетельствовать против себя, не должно лишаться жизни, свободы либо собственности без должной правовой процедуры; частная собственность не должна изыматься для общественных нужд без справедливого вознаграждения.

Отсутствие в тексте Конституции Соединенных Штатов Америки татей, гарантирующих гражданские права, уже в первые годы уществования американского государства стало одной из основных тем политических дискуссий. От президента, правительства и конгресса ожидали обещанного еще Конституционным конвентом правового документа, который гарантировал бы гражданам страны их права и свободы. На ротяжении четырех лет после принятия Конституции в конгресс стекались многочисленные предложения штатов. Основные из предложенных поправок нашли отражение в подготовленных Джеймсом Мэдисоном дополнениях. Эти статьи составили десять первых поправок к Конституции США, утвержденных конгрессом 25 сентября 1791 г. После ратификации этих поправок законодательными собраниями штатов с 15 декабря 1791 г. они стали составной частью Конституции США под общим Названием «Билль о правах».

Поправка VI

При всех уголовных преследованиях обвиняемый имеет право на безотлагательное и публичное разбирательство дела беспристрастным судом присяжных того штата и округа, в котором преступление совершено; причем территория такого округа должна быть определена законом заранее; при этом обвиняемый имеет право на информирование о сущности и основаниях обвинения, на очную ставку со свидетелями, показывающими против него, на принудительный вызов свидетелей, показывающих в его пользу, и на помощь адвоката для своей защиты.

Поправка VII

По всем искам, основанным на общем праве, в которых цена спариваемого иска превышает двадцать долларов, сохраняется право на суд присяжных, и ни один факт, рассмотренный судом присяжных, не может быть пересмотрен каким-либо судом Соединенных Штатов иначе как в соответствии с нормами общего права.

Поправка VIII

Чрезмерные залоги не должны требоваться, чрезмерные штрафы не должны налагаться, и жестокие и необычные наказания не должны назначаться.

Поправка IX

Перечисление в Конституции определенных прав не должно толковаться как отрицание или умаление других прав, сохраняемых за народом.

Поправка X

Полномочия, не делегированные Соединенным Штатам настоящей Конституцией и не запрещенные для отдельных штатов, сохраняются соответственно за штатами либо за народом.
СОБСТВЕННОСТЬ

Пьер-Жозеф ПРУДОН

^ ЧТО ТАКОЕ СОБСТВЕННОСТЬ?

ИЛИ ИССЛЕДОВАНИЕ О ПРИНЦИПЕ ПРАВА И ВЛАСТИ14

  1   2   3   4   5   6   7   8

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Происхождение человека и половой подбор4 iconА. И. Фет Инстинкт и социальное поведение
Генетическая и культурная наследственность у человека Глава 2 Групповой отбор, происхождение человека и происхождение семьи

Происхождение человека и половой подбор4 icon1. Строение мужской половой системы
Размножение (репродукция) человека происходит в результате внутреннего оплодотворения, завершающего половой акт

Происхождение человека и половой подбор4 iconРеферат скачан с сайта allreferat wow ua Место человека в системе...
Человек относится к царству животных, так как он использует готовые вещества для питания, то есть гетеротрофен. Его клетки не имеют...

Происхождение человека и половой подбор4 iconРеферат скачан с сайта allreferat wow ua Происхождение морали. Этика...
«этос» в значении характера, Аристотель образовал прилагательное «этический» для того, чтобы обозначить особый класс человеческих...

Происхождение человека и половой подбор4 iconОбщество и культура
То, что сделало человека человеком, находится за преде­лами переданной нам истории. Орудия в постоянном владении, со­здание и употребление...

Происхождение человека и половой подбор4 iconКурсовая работа по уголовному праву (Особенная часть)Тема: «Преступления...

Происхождение человека и половой подбор4 iconРеферат скачан с сайта allreferat wow ua Место человека в системе...

Происхождение человека и половой подбор4 iconУчебное пособие будет полезным студентам I
Целью предмета является изучение строения органов и систем человека, особенностей строения тела человека в сравнении с животными,...

Происхождение человека и половой подбор4 icon1: исследование Брахмана и его предпосылки
Брахман – Тот,] из Которого происхождение и т д. (т е происхождение, поддержание и растворение) этого [мира осуществляется]

Происхождение человека и половой подбор4 iconУчебное пособие рекомендовано к печати цмк и редакционно-издательским...
Целью предмета является изучение строения органов и систем человека, особенностей строения тела человека в сравнении с животными,...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
www.uchebilka.ru
Главная страница


<