Рассказывает, раскрывает передо мной перспективы экспедиции




НазваниеРассказывает, раскрывает передо мной перспективы экспедиции
страница3/20
Дата публикации23.02.2013
Размер1.69 Mb.
ТипРассказ
www.uchebilka.ru > География > Рассказ
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   20
военный пост.
За Суфи-Курганом ущелье расширяется. По обе стороны от шоссе, метрах в
сорока, поднимаются отвесные каменистые террасы с причудливыми бастионами
скал. Автомобиль идет как бы по дну огромной траншеи.
Еще несколько десятков километров, и ущелье превращается в широкую,
покрытую травой горную поляну. Это Ак-Босага или Ольгин луг. На Ольгином
лугу - место привала караванов. По обе стороны дороги на протяжении
нескольких километров поляна заставлена рядами вьюков. Они закреплены на
деревянных станках, имеющих форму крутой крыши. Такой вьюк Можно целиком
положить на спину верблюда. Огромная поляна - вся в медленном, размеренном
движении. Тысячи разгруженных верблюдов величаво и неуклюже шагают, двигаясь
по большим кругам, - это погонщики выводят животных, чтобы дать им остыть
перед ночным отдыхом. Утром с поразительной быстротой и сноровкой они
погрузят тюки на двугорбые спины и поведут свои караваны дальше, к
следующему привалу.
В Ак-Босаге мы ночуем, раскинув свои палатки рядом с базой Памирстроя.
Из Ак-Босаги начинается подъем на перевал Талдык, лежащий в Алайском
хребте.
Автомобиль медленно ползет вверх по зигзагам дороги, поднимается на
перевальную точку.
Высота перевала - 3 626 метров над уровнем моря.
По обе стороны шоссе - неисчислимое количество сурков. Жирные яркорыжие
зверьки, завидя автомобиль, поспешно бегут к своим норам. У входа в нору -
короткая борьба любопытства и страха. Страх побеждает, и зверек исчезает,
как бы проваливаясь сквозь землю.
После Талдыка дорога входит в узкое ущелье. Несколько времени мы едем
между отвесными склонами гор, и затем внезапно перед нами раскрывается
двадцатикилометровая ширь Алайской долины, обрамленной снеговыми гигантами
Заалайского хребта.
В ясную погоду это зрелище незабываемо по своей грандиозности. Шести-
семикилометровые вершины встают прямо над долиной сплошным сверкающим
барьером с востока на запад, насколько хватает глаз. Это скопище снежных
пиков, глетчеров, фирновых полей как-то даже смущает своей безудержной
расточительностью.
Мы пересекаем долину. Река Кызыл-Су - "красная вода" - течет по ней
извилистыми руслами. Вода в реке действительно кирпично-красного цвета.
Пронзительный ветер дует, как обычно, вдоль Алайской долины. Приходится
надеть полушубки. { Мы проезжаем мимо колонны тракторов, работающих над
прокладкой дороги.
Шоссе входит в предгорья Заалая, в ущелье, соединяющее Алай с долиной
Маркан-Су. У подножья холма - небольшая казарма: пограничная застава
Бордоба. Возле нее - несколько палаток одного из отрядов нашей экспедиции и
юрты, в которых живут рабочие Памирстроя.
Нас встречает помначальника заставы Синюков, молодой краском, четкий,
красивый, подтянутый. У него на груди - значок ГТО. Этот значок я вижу также
у многих бойцов. Здесь, на высоте 3 600 метров, где мы начинаем ощущать
действие высоты, пограничники сдают нормы по комплексу ГТО.
В уютной комнате комсостава - чисто накрытый стол. Катюша, жена
Синюкова, угощает колбасой из архаров - горных козлов. Эта колбаса -
приготовления собственной колбасной мастерской - гордость пограничной
заставы.
Из Бордобы мы должны идти походом по Алайской долине в Алтын-Мазар. Но
из Ленинграда не прибыл еще альпинист Шиянов с метеорологическим самописцем,
который будет установлен на пике Сталина. В нашем распоряжении несколько
дней. Мы прощаемся с гостеприимными бордобинцами и едем дальше, на Памир, к
Кара-Кулю и в Мургаб.
За заставой дорога пересекает бурную речку и входит в горы. Начинается
крутой подъем по узкому ущелью. Стрелка анероида медленно скользит по шкале:
3500 метров - 3700 метров - 3 900 метров. Автомобиль хрипит и задыхается.
Сеня Тюряев, наш шофер, вылезает у каждого ручья из машины, набирает воду и
доливает радиатор. Мы пользуемся этими остановками, тоже вылезаем и делаем
снимки. Наши движения становятся все медленнее и медленнее. Высота дает себя
знать. Воздуха не хватает. Малейшее усилие вызывает одышку. И когда стрелка
анероида переваливает за 4 тысячи метров, мы начинаем двигаться, как в
замедленной съемке в кино.
Пейзаж по обе стороны дороги неправдоподобен. Обнаженные каменистые
горы поражают яркой расцветкой скал - бурой, красной, зеленой. Такой же
окраски и реки, несущие частицы размытых пород. Справа от дороги ярко-
зеленая малахитовая река сливается с красной. Зеленый цвет побеждает.
Красный поток на месте слияния точно обрезан ножом. Не меняя окраски,
зеленая река продолжает свое течение.
Крутыми серпантинами дорога ползет на перевал Кызыл-Арт. По краям
дороги - скелеты верблюдов, павших в борьбе с высотой и непосильным грузом.
Тарахтит мотор, воют шестерни. 4100 метров, 4200 метров, 4300 метров. Мы -
на перевале. Он отмечен могильным холмом. На холме - черепа архаров с
большими загнутыми рогами, к ним привязаны ленточки, тряпки и хвосты яков.
По обе стороны дороги - крутые отвесы голых скал.
С трудом переводя дыхание, мы выходим из машины. В висках стучит, череп
сжат железными тисками.
В расселинах камней растут жесткие цветы - ярко-желтые, голубые, синие,
с пряным, тяжелым ароматом.
Перевал Кызыл-Арт - граница Киргизии и Таджикистана - один из двух
перевалов в Заалайском хребте, ведущих из Алайской долины на Памир. Мы стоим
у северного рубежа этого величайшего нагорья, этой "крыши мира", охваченной
квадратом снеговых хребтов - Заалайским с севера. Академии наук - с запада,
Гиндукушем - с юга, Кашгарскими горами - с востока.
В самом сердце Евразия лежит Памир, словно голова гигантского спрута,
от которого во все стороны щупальцами разбегаются горные цепи. Хребет
Каракорум соединяет его с горами:
Тибета, с Гималаями и горами Индокитая, Алайский хребет - с системой
Тянь- Шаня; Кунь-Лунь тянется от него на восток, цепь Гиндукуша отходит к
юго- западу в Афганистан.
Все грандиозно в этом грандиозном горном узле. Нагорье Памира лежит на
высоте 4 тысяч метров и только в южной своей части спускается до 2500
метров.
Самая высокая вершина Памира Музтаг-Ата, расположенная на китайской
территории, имеет 7 750 метров, сбросы - продукты: разрушения - западной
части Памирского нагорья образуют в Дарвазе пласт толщиной в 5 километров.
В ледниках Памира берут начало реки, текущие в Китай и в собственно
Таджикистан. Сары Кольский хребет, идущий с севера на юг, образует
водораздельную ось Памирского нагорья.
Маркан-Су и Гез текут к востоку, сливаясь на китайской территории и
образуя Кашгар-Дарью. Голубая лента Вахан-Дарьи окаймляет Памир с юга.
Вахан- Дарья дает начало величайшей водной артерии Средней Азии - Аму-Дарье,
называемой в верхнем своем течении Пянджем. Вахан-Дарья получает это
название после впадения в нее реки Памир. Ниже Памира Пяндж принимает в себя
стекающиеся с западных склонов южного Памира Гарма-Чешму, Гунт и Бартанг.
Из северо-западного угла Памирского нагорья вытекает образованная
слиянием Сельдары, Коинды и Саук-Сая Муксу. Сливаясь с Кызыл-Су, она
образует Сурхоб, который, после слияния с Хингоу, получает название Вахш.
Вахт пересекает весь Таджикистан с северо-востока на юго-запад и впадает в
Пяндж вблизи границы Узбекистана.
Теории о древнем происхождении Памирского нагорья опровергнуты
исследованиями последних лет. Памир молод. Совсем недавно - геологически
недавно, всего несколько миллионов лет тому назад, - вздыбили космические
судороги земную кору складками памирских хребтов. Памир встал со дна моря,
простиравшегося от Каспия до границ Монгольской пустыни.
Новая смена геологических эпох. Гигантские ледники сплошной шапкой
накрыли Памирское нагорье. Затем произошло потепление, ледники отступили и
сохранились лишь на больших высотах, на уровне около 4 с четвертью тысяч
метров.
Суровый пейзаж Восточного Памира до сих пор несет на себе печать
ледникового периода. Широкие корытообразные долины, "троги", ложа бывших
ледников, с плоским дном и почти отвесными склонами прорезают здесь
Памирское плоскогорье в разных направлениях. Крутые края этих долин гладко
отполированы льдом древних глетчеров.
В юго-западной части Памира горные потоки изгрызли этот ледниковый
ландшафт, изрезали широкие ледниковые долины, пропилили в них глубокие
каньоны, в которых реки бушуют перекатами и водоворотами.
Северо-западный Памир, район хребта Академии наук и пика Сталина, и
сейчас еще представляет собой область огромного оледенения, запоздалый
пережиток ледниковой эпохи.
Памир исключительно интересен для геолога. В этом "показательном"
горном узле он может найти разрешение самых общих, теоретических проблем
своей науки.
Но не только для геолога интересен Памир; его окаймленный снежными
хребтами квадрат врезается клином в территорию Китая и Афганистана. Узкий
афганский коридор и хребет Гиндукуша отделяют его от Индии. Памир - наш
форпост в Средней Азии, вокруг него скрещиваются враждебные нам полити-
ческие влияния.
Уже давно столкнулись здесь в своем стремительном беге на восток
царская Россия и Англия, видевшая в завоевании русскими Памира угрозу
северным подступам к Индии.
Еще в 1872 - 1873 годах состоялось соглашение, по которому сфера
русского влияния распространялась на правый берег Пянджа, а сфера
английского - на афганские владения на левом его берегу. При этом за исток
Пянджа была ошибочно принята река Памир, а не Вахан-Дарья. Таким образом к
Афганистану отошла большая область, часть Вахана, расположенная между этими
двумя реками.
Англия обязалась удерживать афганцев от вторжений на территорию,
расположенную по правому берегу Пянджа.
Однако соглашение не прекратило борьбы. Она продолжалась в скрытой
форме. Началась своеобразная кадриль английских и русских экспедиций на
Памир.
Затем англичане "не сумели" сдержать рвущихся в бой афганцев и
китайцев, которые заняли часть Южного Памира, создавая буфер между русскими
владениями и Индией. Матерой английский контрразведчик полковник Янгхезбенд
появился в 1890 году на Памире, намереваясь закрепить создавшееся положение.
Царское правительство ответило трехлетней экспедицией полковника
Ионова, прошедшего весь Памир до северных перевалов Гиндукуша и
уничтожившего афганский отряд у озера Яшиль-Куль. Экспедиция закончилась
постройкой поста Памирского (Мургаб), где остался казачий гарнизон.
Для точного определения русско-афганской границы была создана англо-
русская комиссия. И царский генерал Швейковский снова согласился на
проведение границы по реке Памир, а не по Вахан-Дарье.
После революции гражданская война на Памире продолжалась несколько лет.
Контрреволюционные силы пользовались деньгами и оружием из-за рубежа.
Красная армия одержала окончательную победу в 1921 году.
С перевала Кызыл-Арт дорога идет по склону горы. Долина Маркан-Су -
"Долина смерти" - раскрывается перед нами страшной каменистой пустыней,
словно высохшее русло необъятно-широкой реки. Голые, зализанные давно
исчезнувшими глетчерами красно-бурые склоны гор окаймляют ее. Щебень долины
отливает бурыми и зеленоватыми тонами. Расцветкой она напоминает
распластанную кожу гигантского удава. Вдали видны полуразвалившиеся стены,
здания пограничной заставы. Погранзаставу на Маркан-Су пришлось сиять -
слишком трудно было доставлять фураж. Долина ведет в Китай. Наши три машины,
спускаясь в Маркан-Су, соблюдают боевую дистанцию.
Пронзительный западный ветер, поднимая пыль, метет по до" лине. Если он
усилится и перейдет в ураган, - мелкий щебень закружится в вихревой пляске.
Каменные смерчи, пойдут по долине узкими конусами, грозя гибелью караванам и
автомобилям.
По Маркан-Су мы едем быстро - километров восемьдесят в час. Всем
хочется скорее миновать это проклятое место. Вдали столбом крутится смерч.
"Долина смерти" остается позади. Мы поднимаемся на маленький перевал.
Перед нами в огромной пустынной котловине - темно-синяя ширь Кара-Куля.
Скалистый полуостров вдается в большое озеро, разрезая его на две части.
Грандиозный массив Курумды поднимает свою двуглавую вершину на высоту 6500
метров.
В километре от озера - белое квадратное здание пограничной заставы.
Мешки ячменя сложены бруствером перед входом и на углах стен. По стене ходит
часовой. Перед погранзаставой - стоянка автомобилей. Несколько машин
Памирстроя и Совсинь-торга отдыхают после трудного пути.
На снежных вершинах загораются алые отсветы заходящего солнца.
Я с трудом выхожу из автомобиля. Меня мучает приступ горной болезни.
Жестокая головная боль, озноб, страшная слабость. Пульс 140. Я лежу на
земле, укрытый кошмой, пока ставят палатки. Потом, не раздеваясь, забираюсь
в спальный мешок. С трогательной заботливостью опытной няни ухаживает за
мной завхоз нашей ошской базы. Он укутывает меня полушубком, дает воды. В
полузабытьи слышу я, как разводят костры, готовят пищу. Затем лагерь
стихает.
В соседней палатке идет производственное совещание. Горбунов,
Марковский и начальники отдельных партий обсуждают детали предстоящей
работы.
С трудом вылезаю из мешка и выползаю из палатки. Несмотря на болезнь, я
заворожен изумительным зрелищем. В утреннем солнце золотятся снежные вершины
гор, обступивших со всех сторон котловину, и синеет озеро Кара-Куль,
таинственный Кара-Куль - обетованная земля Свена Гедина.
Меня сажают в машину. Шофер включает скорость. Он тоже болен. Его
треплет малярия и от высоты болит голова. Мы быстро минуем Маркан-Су,
взбираемся на Кызыл-Арт и начинаем спуск по серпантинам. Шофер гонит машину.
Она прыгает на ухабах, рессоры прогибаются, кузов тяжело оседает. При такой
езде автомобиля хватит ненадолго.
Бордоба... Я слезаю с машины и с трудом иду к казарме. Я захожу в
комнату Ивченко, начальника заставы. Его нет дома, жена его недовольно
смотрит на незнакомого путника. Но мне безразлично, желанный ли я гость или
нет. Я а изнеможении валюсь на постель и засыпаю мертвым сном...

IV.

Жизнь в Бордобе. - Отряд Григорьева. - Возвращение Горбунова. - Приезд
Шиянова и Каплана. - Караваном по Алайской долине и Терс-Агарскому ущелью. -
Охота на кииков. - Мазарские Альпы. - Алтын-Мазар.

Я живу в Бордобе, ожидая возвращения Горбунова из Мургаба. Моя палатка
стоит возле лагеря одного из, отрядов нашей экспедиции.
Григорьев, прораб отряда, студент Ленинградского вуза, каждое утро
уезжает с одним из рабочих в очередной геологический маршрут. Он делает
съемку южных склонов Заалайского хребта к востоку от Бордобы.
Я частенько заглядываю на заставу и беседую с бойцами. Командир Черный,
пышащий здоровьем, крепкий, загорелый, белозубый донбассовский забойщик,
рассказывает о своей жизни, о работе в шахтах и у раскаленных печей в
"горячем" цехе металлургического завода.
- Тяжелая работа, - говорю я,
- Тяжелая, - соглашается Черный. - Да на легкой я почитай что отродясь
не бывал.
И он улыбается - ослепительно и добродушно.
Через три дня приезжает из Одна начальник заставы Ивченко. Ивченко -
украинец, у него крепкий круглый череп, умные лукавые глаза. В его
причудливо изогнутых губах таится веселая усмешка.
Он работает на Памире с 1926 года и прекрасно знает местные условия. О
чем бы он ни говорил - о своем детстве, о том, как он работал батраком у
немки- колонистки, об охоте на кииков и архаров, о борьбе с басмаческими
шайками, - рассказ его всегда сочен, красочен и щедро приправлен забористым
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   20

Похожие:

Рассказывает, раскрывает передо мной перспективы экспедиции iconКак быть ведомым Духом Божьим
В феврале 1959 года в Эль-Пасо, Техас, Господь явился передо мной в видении. Он вошел в комнату в 30 вечера, сел в кресло возле моей...

Рассказывает, раскрывает передо мной перспективы экспедиции iconЗаконы 16
Передо мной лежат книги, в которых авторы рассматривают различные источники (формы) права. Им можно отдавать разное предпочтение,...

Рассказывает, раскрывает передо мной перспективы экспедиции iconКристина Гроф Жажда целостности. Наркомания и духовный путь. Оглавление От автора. Введение
Моему мужу Стэну, с глубокой любовью и благодарностью за любовь, постоянную поддержку, ласковое поощрение и неистощимое терпение....

Рассказывает, раскрывает передо мной перспективы экспедиции iconРоберт Е. Свобода Агхора. По левую руку Бога
Вималананда, совершенствованию своих познаний в тантре и ее высшей ступени — агхоре. Извлекши из своего опыта основную суть, он раскрыл...

Рассказывает, раскрывает передо мной перспективы экспедиции iconОтчет по учебной практике по курсу «Информатика и компьютерная техника»
В ходе выполнения учебной практики по курсу «Информатика и компьютерная техника» передо мной были поставлены следующие задачи

Рассказывает, раскрывает передо мной перспективы экспедиции iconДанной курсовой работы – «Организация и технология обслуживания Дня...
Постоянным авторам экономических дисциплин или преподавателям вузов соответствующего профиля – обменяемся работами

Рассказывает, раскрывает передо мной перспективы экспедиции iconСоколов Б. Г. Современная размерность истории : исторический топос со-бытия
Современное положение, которое характеризуется как утрата единого смысла и единой перспективы, раскрывает со бытийность исторического...

Рассказывает, раскрывает передо мной перспективы экспедиции iconПервый том Трудов Новгородской экспедиции в большей своей части был...
Создание хронологической шкалы являлось необходимым предварительным условием для публикации новгородских древностей. Второй том Трудов...

Рассказывает, раскрывает передо мной перспективы экспедиции iconРядом со мной сидит бабушка Итак, детский разговор: -да он выходить...
Еду в маршрутке. Напротив на боковом сиденье трое детишек лет по Рядом со мной сидит бабушка Итак, детский разговор

Рассказывает, раскрывает передо мной перспективы экспедиции iconДоговор транспортной экспедиции №

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
www.uchebilka.ru
Главная страница


<