Рассказывает, раскрывает передо мной перспективы экспедиции




НазваниеРассказывает, раскрывает передо мной перспективы экспедиции
страница2/20
Дата публикации23.02.2013
Размер1.69 Mb.
ТипРассказ
www.uchebilka.ru > География > Рассказ
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   20
остальных своей "прозодеждой":
короткие штаны вместо верховых рейтуз и тяжелые, окованные триконями
башмаки вместо сапог.
Они очень разные, эти три "покорителя вершин". Гетье я знаю давно. Лет
пятнадцать тому назад мы впервые встретились с ним на боксерском ринге в
жестокой схватке на первенство тяжелого веса. Вскоре после этого он перешел
на работу тренера. Он дал советскому боксу таких мастеров и чемпионов, как
Михайлов и Иванов, Тимошин и Репнин.
Затем Гетье увлекся альпинизмом. Упорно и методично, как и все, что он
делает, он стал изучать нелегкую технику горовосхождения. Зимой и весной его
можно было встретить на Ленинских горах с тяжелым рюкзаком за спиной.
Высокий, широкоплечий и широколицый, с приплюснутым носом боксера, спокойный
и медлительный, он тренировался в работе с ледорубом и веревкой. Летом он
уезжал на Кавказ. Обе вершины Эльбруса, Тетнульд, Гестола, Безенгийская
стена - таков его альпинистский актив.
В альпинизме Гетье привлекает его спортивная сторона - трудная и
напряженная борьба с опасностями гор, борьба, в которой неверный шаг нередко
означает гибель. Он любит широкий и свободный уклад экспедиционной жизни,
так непохожий на размеренное городское существование. Он любит и знает в нем
каждую деталь, каждую мелочь. И теперь в Оше он проверяет снаряжение,
исправляя его недостатки. В кузнице Памирстроя он наладил выковку новых
станков для рюкзаков. Узбеки- сапожники, сидя на дворе базы, заменяют по его
указанию негодные ремни. сыромятью.
Николаев, доцент одного из московских втузов, - прямая
противоположность Гетье. Небольшого роста, легкий и стройный, с четким
орлиным профилем и застенчивой мечтательной улыбкой, он влюблен в горы.
Восхождение на- пик Сталина представляется ему романтическим подвигом,
который призваны совершить советские альпинисты. Он думает о нем днем и
ночью. Его мучит опасение, что он может не попасть в штурмовую группу,
которая будет брать вершину. Эта группа должна формироваться, перед самым
восхождением, когда выяснится, кто из альпинистов хорошо переносит высоту.
Доктор Маслов, невысокий, коренастый блондин, совмещает в своей персоне
врача отряда, художника и альпиниста.
Доктор Маслов - хлопотун. Он постоянно разбирает и перебирает свои
вещи, "наводит порядок". И все же в аптечке у него обычно можно обнаружить
тюбики с краской, а легко бьющиеся склянки с лекарствами лежат в опасном
соседстве с кошками. Очевидно, многообразие функций сбивает его. Доктор
обладает удивительной способностью внезапно исчезать. Вот мы собрались
куда-нибудь: на утренний завтрак, на купанье, на прогулку. И когда все
готовы уже выступить в путь - доктор бесследно исчезает. После долгого
ожидания он появляется как ни в чем не бывало с безмятежной улыбкой на
устах. Однако рассердиться на него всерьез никому не удается: его
беспредельная доброта и товарищеская услужливость обезоруживают.
На краю города воздушно-легким серым контуром высятся скалы Сулейман-
баши. Альпинисты ежедневно тренируются на них в скалолазании.
Я иду с ними. Узкими улицами старого города мы выходим к подножью горы.
По травянистому склону поднимаемся к скалам.
Мы выбираем самые трудные места, где скалы кажутся неприступными.
Непонятно, как можно взобраться по их гладким отвесам. Гетье ощупывает скалу
руками. Вот найден маленький, незаметный для глаза уступ - есть за что
ухватиться рукой. Еще одна неровность - сюда можно поставить ногу, вернее
пальцы ноги. Мягким движением подтягивается Гетье на полметра вверх. Две
ноги и одна рука прочно прилепились к скале. Вторая рука шарит выше по
камню, ища, за что ухватиться. И так, шаг за шагом, человек, как кошка, под-
нимается вверх по скале, висит над обрывом, преодолевает кулуары и траверсы.
Прекрасная школа для мускулов и нервов. Все мышцы тела работают равномерно,
внимание напряжено.
После часовой работы мы отдыхаем в темной, прохладной пещере.
На вершине Сулейман-баши - маленькая старинная мечеть. Когда-то
киргизские женщины приходили сюда лечиться от бесплодия. Камень, к которому
прикладывались чающие исцеления, гладко отполирован.
Мечеть в запустении. Никто больше не верит в чудодейственность камня.
От бесплодия лечатся у врачей. У входа в мечеть на матрасике лежит
старик-узбек в тюбетейке и пьет чай из старинной кашгарской пиалы.
Мы возвращаемся на базу. Гетье, Николаев и Маслов принимаются за
разборку и укладку вещей. Десятки вьючных ящиков с продовольствием и
снаряжением должны быть заброшены к подножью пика Сталина. Консервы, кошки,
ледору- бы, палатки, спальные мешки, ледниковые очки, ватные костюмы,
аптечки...
Через несколько дней после нас в Ош прибывают передовые из отряда
Крыленко - альпинисты Рубинский и Ходакевич. Отряд Крыленко будет продолжать
исследование ледников на северных склонах хребта Петра I и подступов к пику
Сталина с запада. Рубинский - инструктор физкультуры, Ходакевич - слесарь
22-го завода, добродушный гигант с огромными руками и ногами. Они
располагаются в соседней палатке и приступают к формированию каравана.
Древняя караванная тропа из передней Азии в Китай, Индию и Афганистан
проходила когда-то через Ош. Тысячелетиями ходили, позвякивая бубенцами, по
этой тропе караваны верблюдов. Это был торговый путь мирового значения.
Рельсы железной дороги соединили Ош с Ташкентом, Самаркандом, Москвой.
Красные товарные вагоны с надписью "Ср.-аз. ж. д." вытеснили верблюдов.
Но в Оше цивилизация кончалась, и седая древность вступала в свои
права.
Товары и люди перегружались на верблюдов и лошадей, и. как и встарь,
шагали караваны по узкой тропе, извивавшейся по горным ущельям, зигзагами
поднимавшейся на крутые перевалы.
Тропа вела из Оша к предгорьям Алайского хребта, перекидывалась через
него перевалом Талдык. После Талдыка у Сарыташа от главной тропы шло
ответвление на восток, в Китай, на Иркиштам и Кашгар.
Главная тропа пересекала тридцатикилометровый простор Алайской долины и
перевалом Кызыл-Арт поднималась к пустынным нагорьям Восточного Памира ма
высоту 4 тысяч метров. Изредка встречались здесь юрты кочевых киргизов. Пять
киргизских родов - Ходырша, Теиты, Кипчак, Найман, Оттуз-Угул - враждовали
из-за скудных высокогорных пастбищ. Под властью родовых старейшин
объединялись и богатые манапы и бедные пастухи, пасшие их стада.
Караванная тропа шла дальше. В самом сердце Памирского нагорья она
проходила через Мургаб, маленькое военное поселение.
Потом тропа разветвлялась. Разветвления ее шли в Китай, Афганистан,
Индию. По одному из этих разветвлений прошли караваны Марко Поло,
знаменитого венецианца, в конце XIII века проникшего в Китай и Индию. По
одной из этих троп прошел в 1603 году иезуит Бенедикт Гоэс.
Путь на Афганистан проходил по Западному Памиру, через Хорог - крайний
пункт нашей территории. Здесь тропа шла мимо шугнанских кишлаков. Следы
родового быта сохранились и здесь, сохранились и остатки кастового деления.
Двадцать дней караванного пути отделяли Ош от Мургаба и тридцать - - от
Хорога. Ош был городом караванщиков и чиновников, пересадочным пунктом с
железной дороги на вьючную тропу.
На Памир уезжали, словно в далекую и опасную ссылку. Брали с собой из
Оша "временных памирских жен" и перед отъездом устраивали пьяные проводы.
Три года тому назад в Ош приехал Федермессер, дорожный
строитель-практик. В потертом портфеле он привез постановление СНК СССР о
сооружении автомобильной дороги Ош - Хорог.
720 километров труднейшего горного пути по извилистым ущельям,
каменистой пустыне и перевалам, достигающим 4800 метров высоты, надо было
проложить в два года.
Задание казалось невыполнимым в такой короткий срок. Однако работа
закипела. На окраине города над воротами маленького домика появилась вывеска
"Памирстрой". Из ворот выезжали автомобили с изыскательскими партиями,
прокладывавшими трассу.
"На хвосте" изыскательских партий шли строители. Проект издавался тут
же в поле. По проекту 4500 рабочих - русских, киргизов, узбеков, таджиков -
строили дорогу.
В Москве проект мытарствовал по инстанциям, кочевал из одной канцелярии
в другую,. На строительстве рабочие с лопатами и винтовками в руках брали
один десяток километров за другим, штурмовали перевалы.
Проект обрастал резолюциями, поправками, дополнениями, строительство -
автомобильным парком, ремонтными мастерскими, столовой, клубом,
хлебопекарней, школами для рабочих-националов.
Дорога была окончена почти одновременно с утверждением проекта.
Широкая лента шоссе легла старой караванной тропой. Четкий ритм
автомобильного мотора ворвался в мерное позвякивание бубенцов на шеях
верблюдов и сократил путь из Оша в Хорог с сорока дней до четырех.
Пролетарская рать Федермессера и конвейер Горьковского автомобильного
завода, выбросивший на новую дорогу сотни автомобилей, сорвали паранджу
легенд с Памира, включили величайшее горное плато - "крышу мира" - в план
социалистического строительства.
И Памир для Оша - уже не таинственная страна легенд, а просто соседняя
Горно-Бадахшанская область, то же, что Калуга или Рязань для Москвы.
Ежедневно уходят на Памир и приходят с Памира автомобили, и шоферы
привозят письма, написанные два дня тому назад в Мургабе и четыре дня тому
назад - в Хороге.
Ошские счетоводы и машинистки прикидывают, не съездить ли им на год-
полтора на работу в Мургаб, где платят двойные оклады. И, решив вопрос
положительно, отправляются к врачу на осмотр - можно ли ехать, так как
Мургаб все-таки на высоте 4 тысяч метров.
Памирстрой в Оше был не только управлением строительства. Он был здесь
первым большим предприятием, показавшим организацию и темпы крупного
производства. Он втягивал в ударнейшую работу тысячи местных жителей,
привлекал сотни квалифицированных рабочих со стороны. "Памирстрой" с хорошей
многотиражкой, клубом, школой, кинематографом стал также культурным центром
Оша.
Белые домики дорожных мастеров на шоссе и рабочие лагеря были
проводниками новой культуры в далекие узбекские и киргизские кишлаки, в
летовья кочевников.
И наконец - Памир. Революция проникла сюда в 1921 году. Она нашла
натуральное хозяйство, примитивное земледелие на карликовых полях,
разбросанных по горным кручам, где земля меряется не на гектары и даже не на
квадратные метры, а на тюбетейки, примитивное скотоводство, промывание
золота на бараньих шкурах, торговлю опиумом, продажу женщин в Афганистан,
сифилис, трахому, почти поголовную безграмотность. Революция вступила в бой
с косным, веками устоявшимся патриархально-родовым бытом, с заветами шариата
и адата, с делением на касты. Не так-то легко было вырвать корни старого
быта. Он проявлял необычайную устойчивость, изумительную способность
проникать в новые формы жизни, наполнять эти формы своим содержанием.
Революция выкорчевывала вековой уклад рабства и эксплоатации. Но
коммуникационная линия революции была в этой битве слишком растянута. До сих
пор революция шла на Памир старой караванной тропой, сорокадневными
переходами из Оша в Хорог. Теперь она идет туда широкой лентой автотракта.
Строительство дороги принесло в глухие памирские кишлаки новые формы
труда и культуры. Крестьяне, тюбетейками носившие землю, пастухи, пасшие в
горах овец, учатся на дорожного мастера или шофера.
Новая дорога изымает Памир из-под зарубежного влияния. Не надо
забывать: те же киргизские роды - Ходырша, Тенты, Кипчак, Наймая,
Оттуз-Угул, - что кочуют по пустынным нагорьям Восточного Памира, живут и в
прилегающей к нашим границам части Кашгарии. Из Мургаба идет прямая дорога в
Кашгар, и Кашгар ближе к Мургабу, чем Ош.
He надо забывать: Хорог лежит на берегу Пянджа, и по Другому берегу
расхаживают солдаты афганской пограничной стражи. И на обоих берегах живут
те же племена шугнанцев.
Автомобильная трасса сорвала для таджиков Памира паранджу легенд с
Советского союза так же, как для нас - с Памира.
Растет поток советских товаров и советской литературы, проникающих в
глухие кишлаки. Тот, кто читает газеты, не шлет больше золота Ага-хану. И не
Ага- хану, а Ленину поставлен памятник в Хороге...

III.

Ош - Кара-Куль. - По перевалам Алайского хребта. - Заалайский хребет. -
Перевал Кызыл-Арт. - Памир - величайший горный узел Евразии. - Маркан-Су. -
На озере Кара-Куль.

7 июля Гетье, Маслов и Николаев уезжают из Оша в Бордобу. Там их будет
ждать караван, пришедший из Алтын-Мазара, где уже с месяц находится наша
подготовительная группа. Через два дня тем же путем отправляемся и мы с
Горбуновым.
Дорога идет мимо полей хлопковых колхозов. Справа на горизонте встает
Алайский хребет. В прозрачном воздухе горы поразительно легки: не горы, а
серые, бесплотные тени гор с матовыми бликами снегов на вершинах.
Мы проезжаем через узбекские селения. Глиняные домики утопают в густой
зелени, красивые резные двери скрывают внутренность дворов.
Потом узбекские селения сменяются киргизскими кишлаками. Киргизки в
белых платках и нарядных халатах едут верхом, держа перед собой на седлах
ребятишек.
Среди бурых глиняных старых кибиток - белые здания совхозов и школ. Мы
останавливаемся возле одной из школ. Орава ребят, бронзовых, косоглазых,
похожих на буддийских божков, выбегает на крыльцо. Волосы заплетены в мелкие
косички и завязаны пестрыми ленточками.
Дорога входит в предгорья. Крутые травянистые склоны с выходами
коренных пород теснят нас со всех сторон. Шоссе серпантинами поднимается на
первый перевал - Чигирчик. С перевальной точки южный склон круто падает вниз
на много сотен метров. По склону вьются зигзаги шоссе.
Все выше и выше предгорья. Большие гранитные массивы обступают дорогу,
скалы нависают над нею, грозя обвалом.
Мы останавливаемся в узком ущелье, вылезаем из машин и подымаемся по
проторенной тропе на крутой склон. Тропка ведет к небольшому естественному
водоему. Сверху, наполняя его, падает каскадом вода. Это - целебные теплые
ключи. Температура воды - 28 . Мы принимаем ванну, смываем дорожную пыль и
едем дальше.
Вскоре мы обгоняем отряд Клунникова, два дня тому назад вышедший из Оша
на лошадях. Мы застаем его на привале. На костре варится каша, невдалеке
пасутся стреноженные лошади. Клунников, загорелый, веселый, размахивает
только что убитым сурком.
Еще несколько времени мы едем ущельем. Затем горы расступаются,
открывая широкую котловину, прорезанную бурной рекой. В середине котловины -
белые постройки Гульчи. Здесь находится комендатура - управление памирскими
пограничными отрядами.
Мы заходим в клуб комендатуры. В большой комнате стоит биллиард. Давно
истертое биллиардное сукно заменено шинельным. Корявые шары, тарахтя,
катаются по нему взад и вперед.
От Гульчи дорога идет вдоль китайской границы в 30 - 40 километрах от
нее. Каждое ущелье ведет за рубеж, каждое ущелье - путь для кулацких банд и
зарубежных басмачей. Мы заряжаем винтовки...
Мы обгоняем длинные караваны верблюдов. Особенно красивы кашгарские
караваны: большие откормленные животные, разукрашенные коврами,
наголовниками и султанами, идут мерным шагом, позвякивая бубенцами. Рослые
кашгарцы шагают рядом по дороге. Впереди на ишаке едет караван- баши -
начальник каравана, почтенный седобородый старик.
В ущелье, по которому идет дорога, острым профилем вклинивается гребень
скалы. На скале - силуэт часового. Это - Суфи-Курган, следующий после Гульчи
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   20

Похожие:

Рассказывает, раскрывает передо мной перспективы экспедиции iconКак быть ведомым Духом Божьим
В феврале 1959 года в Эль-Пасо, Техас, Господь явился передо мной в видении. Он вошел в комнату в 30 вечера, сел в кресло возле моей...

Рассказывает, раскрывает передо мной перспективы экспедиции iconЗаконы 16
Передо мной лежат книги, в которых авторы рассматривают различные источники (формы) права. Им можно отдавать разное предпочтение,...

Рассказывает, раскрывает передо мной перспективы экспедиции iconКристина Гроф Жажда целостности. Наркомания и духовный путь. Оглавление От автора. Введение
Моему мужу Стэну, с глубокой любовью и благодарностью за любовь, постоянную поддержку, ласковое поощрение и неистощимое терпение....

Рассказывает, раскрывает передо мной перспективы экспедиции iconРоберт Е. Свобода Агхора. По левую руку Бога
Вималананда, совершенствованию своих познаний в тантре и ее высшей ступени — агхоре. Извлекши из своего опыта основную суть, он раскрыл...

Рассказывает, раскрывает передо мной перспективы экспедиции iconОтчет по учебной практике по курсу «Информатика и компьютерная техника»
В ходе выполнения учебной практики по курсу «Информатика и компьютерная техника» передо мной были поставлены следующие задачи

Рассказывает, раскрывает передо мной перспективы экспедиции iconДанной курсовой работы – «Организация и технология обслуживания Дня...
Постоянным авторам экономических дисциплин или преподавателям вузов соответствующего профиля – обменяемся работами

Рассказывает, раскрывает передо мной перспективы экспедиции iconСоколов Б. Г. Современная размерность истории : исторический топос со-бытия
Современное положение, которое характеризуется как утрата единого смысла и единой перспективы, раскрывает со бытийность исторического...

Рассказывает, раскрывает передо мной перспективы экспедиции iconПервый том Трудов Новгородской экспедиции в большей своей части был...
Создание хронологической шкалы являлось необходимым предварительным условием для публикации новгородских древностей. Второй том Трудов...

Рассказывает, раскрывает передо мной перспективы экспедиции iconРядом со мной сидит бабушка Итак, детский разговор: -да он выходить...
Еду в маршрутке. Напротив на боковом сиденье трое детишек лет по Рядом со мной сидит бабушка Итак, детский разговор

Рассказывает, раскрывает передо мной перспективы экспедиции iconДоговор транспортной экспедиции №

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
www.uchebilka.ru
Главная страница


<